Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Пожалела воды родной сестре: «У меня счетчики стоят!»

– …В первый же день, когда приехала, пошла помыться с дороги, Надя мне полотенце дала, – рассказывает двадцатисемилетняя Виктория. – Ну, я как всегда, ванну намыла, стала воду набирать, пены себе туда налила, все как я люблю. Легла отмокать. Полванны еще не набралось – стук в дверь: ты что так долго там? Блин, ну где же долго, я дома вообще часами моюсь, обожаю это дело… Говорю Наде: а мы что, куда-то торопимся? А она – не торопимся, но у меня вообще-то счетчики на воду стоят! Я оторопела. Говорю, тебе для меня воды жалко? Я тебе деньги отдам, скажи, сколько…

Надежда – старшая сестра Виктории, ей сейчас тридцать пять. Надя разведена, растит двоих детей, третьеклассника и дошкольника. Родом сестры из небольшого городка в Западной Сибири. 

Надя в свое время после окончания института уехала с малой родины в Москву, здесь работала, вышла замуж, родила детей. Вика так и живет в городе детства, недалеко от родителей. Впрочем, у Виктории тоже своя семья, два года назад она вышла замуж. Правда, детей пока у них нет.

Collapse )


Пусть за квартиру дочери платит сын

– Три года назад, когда мы еще только жить начинали с Димкой, свекры решили поделить свое имущество! – рассказывает тридцатилетняя Татьяна. – Свекровь посмотрела, как дети подруги себя вели, невестки там сцепились из-за наследства прямо на похоронах… Ну вот, чтобы такого не было, они и решили при жизни оформить дарственные на своих детей, Димку и его сестру, Наташу…

Главное имущество свекров – две московские квартиры, трешка и двушка. В трехкомнатной они жили и живут сами, в двушку много лет назад пустили дочь с семьей. На момент знакомства Татьяны с золовкой у той было двое детей, сейчас их у Натальи уже трое.

Collapse )


Матери наплевать на дочь: даже не поинтересовалась, как та сходила к врачу

– …В общем, сдала я этот анализ, и две недели до получения результата меня колотило! – рассказывает тридцатишестилетняя Глафира. – Переживала, я даже не могу передать, как! Ни спать, ни есть не могла, мысли все об одном. Не за себя, конечно, дрожала – за детей. Дочки маленькие, их еще растить и растить… Собственно, поэтому я и маму в курс дела ввела, говорю, мама, ситуация серьезная, у меня о-о-очень нехороший диагноз под вопросом, точно все будет известно в этот четверг…

Своих детей, двух дочек десяти и восьми лет, Глафира растит одна – с мужем развелась, когда младшей было два года. Бывший муж платит алименты, но детьми не интересуется. Даже с днями рождения дочерей не поздравляет. 

У него давно новая семья, в которой растет сын. Алименты на девочек, и так-то не королевские, бывший еще уменьшил после рождения нового ребенка. Платит копейки, поэтому на его помощь надеяться не приходится.

Collapse )


Рассказала зятю, что дочь не хочет рожать ребенка

– …Да, когда мы женились с Игорем шесть лет назад, мечтали о большой семье: как минимум двоих детях с маленькой разницей! – рассказывает двадцатидевятилетняя Марина. – Он так вообще троих-четверых хотел. Но что с нас было взять, тогда мы сами были дети! Что такое ребенок на руках, не представляли даже приблизительно. Я, например, так точно не думала, с чем придется столкнуться. Младших братьев и сестер у меня не было, я вообще новорожденного ребенка увидела впервые, когда сама родила…

Сыну Марины и ее мужа Игоря два с половиной года, и сейчас с ним, конечно, гораздо легче, чем раньше. Ребенок начинает разговаривать, осмысленно играть, ест еду с общего стола, а главное, спит ночами. Ну, может, разок проснется водички попить, но не по шесть раз за ночь, как было, например, до года. То время Марина вспоминает с содроганием. 

Collapse )


К матери на день рождения приехать отказались из-за того, что были приглашены к друзьям на пикник

– …Просто они, как сейчас молодежь говорит, «забили» на мой день рождения, вот и все! – обиженно рассказывает шестидесятилетняя Клавдия Максимовна. – Утром сын позвонил, поздравил, я ему говорю – к четырем часам жду вас на даче, приезжайте, будем отмечать. А он – мама, приехать никак не получится, извини! Я, мол, две недели работал без выходных, проект закрывали, дома дел накопилось! За продуктами надо съездить, уборку сделать, Лере помочь, с Машенькой пообщаться…

Сын Клавдии Максимовны, Леонид, давно живет отдельно, у него жена Валерия и двухлетняя дочь Машенька. Квартиру супруги снимают, одновременно пытаются копить на ипотеку. При этом Лера сейчас в декрете, денег в семью почти не приносит, и Леонид действительно пропадает в своем офисе, хватает подработки и параллельные проекты.

– Я расстроилась, конечно! – рассказывает Клавдия Максимовна. – Говорю, а я вас ждала, Машеньку хотела увидеть. Может, на пару часов выберетесь? Здесь у меня на даче и погуляете, и пообщаетесь. Погода хорошая, можно на речку сходить… Но сын ни в какую, мол, дома дел выше крыши, когда-нибудь в следующий раз.

Collapse )


Сделала многодетной сестре подарок – путевку в пансионат. Муж сестры в шоке, бабушки злятся

– …Да она вся как оголенный нерв уже, взрывается из-за каждой ерунды, слезы на ровном месте! – рассказывает про сестру двадцативосьмилетняя Мария. – Неудивительно, если честно: трое детей-погодков, а помощников нет. С утра до вечера Анька с ними одна!

– А муж? 

– Муж работает очень много, приходит – дети в лучшем случае вымытые уже в постелях лежат, а то так и спят давно!.. Ну, когда дома, он помогает, конечно. В выходные может с детьми погулять, за продуктами съездить, наладить что-нибудь, пропылесосить. Но это именно помощь, ответственность-то все равно вся на Аньке… Она и ночью встает, и кормит, и следит за всеми. Постоянно держит в голове, кому что можно и кому что нужно…

Collapse )


«Ты очень много денег тратишь на свою дочь!» – сказал муж

– Раньше муж хорошо зарабатывал, когда я в декрете сидела, спокойно содержал нас всех! – рассказывает тридцатисемилетняя Ксения. – Меня, мою дочь от первого брака и общую дочку. Я не работала до пяти лет ребенка, мы решили, что так будет лучше, занималась домом и детьми. Два года назад мне очень повезло: устроилась в хорошую компанию, случайно, можно сказать! С улицы туда не попадешь. Подруга уходила в декрет, и привела меня на свое место. И мне удалось зацепиться и показать себя, с декретного места перейти на постоянное, и даже начать делать карьеру…

У Ксении второй брак, двое детей. Старшей дочке от первого мужа тринадцать, второй семь, через пару месяцев будет восемь. От бывшего Ксения получает чисто символические алименты, с дочерью отец не общается, и родня его тоже. Да он и в браке-то не особо замечал ребенка, жил своей жизнью, пока не ушел, найдя себе идеальную женщину.

Дочери тогда было три, а через год в жизни их маленькой семьи появился Владимир.

Collapse )


«Говорю дочери: мужики приходят и уходят, а сестра одна! Но мириться с сестрой она не хочет…»

– …Нет, не общаются вообще, ты представляешь? – рассказывает про дочерей пятидесятивосьмилетняя Тамара Сергеевна. – Родные сестры! Вплоть до того, что дни рождения я в последние годы минимум два раза отмечаю: с Вариной семьей и с Надиной. Варвара ни за что не придет, если Надя у меня! Я уже как только не пыталась их помирить – бесполезно!

– Обиделась на что-то?

– Да был там случай в юности, довольно некрасивый со стороны Надежды… Но ведь сто лет уже прошло! Я уже всяко пыталась с Варей разговаривать… Говорю, дочь, хватит дуться-то уже, давно пора все забыть и начать с чистого листа. В конце концов, кто не ошибался в жизни! Прости сестру. Надя – твой самый близкий человек на этом свете. А она – мама, нет у меня сестры, и давай оставим этот разговор!

Collapse )


Сын даже не помнит, что мать на пенсию вышла. Обиделась, сделала завещание на дочь

– Я дочери говорю, Танюша, посмотри, кажется, у меня с телефоном что-то не то! – рассказывает шестидесятилетняя Марина Викторовна. – Олегу никак не могу дозвониться две недели уже! Уже даже жене его звонила, спрашивала, все ли у них нормально. Да, все в порядке, говорит, не знаю, почему вы с Олегом связаться не можете… Причем, всем остальным дозваниваюсь нормально: тебе вот, тете Нине, Евгении Петровне, соседке с третьего этажа. А у Олега все время абонент недоступен. А мне Таня говорит – мам, а он не мог заблокировать тебя в телефоне? Очень, говорит, похоже…

У Марины Викторовны двое детей, давно уже, разумеется, взрослых: тридцатишестилений сын Олег и дочь Татьяна, на пять лет младше брата. Олегу было тринадцать, когда мать развелась с мужем. С тех пор Марина Викторовна растила детей одна.

– Да нормально все было! – рассказывает она. – Никакого героизма и надрыва. Работала я всегда, конечно, но на одной работе, не на трех… Алименты получала, бывший нормальный человек, не урод. Плюс мне повезло в свое время устроиться в хорошую компанию, там я и трудилась до пенсии, и даже немного дольше. Только с этого Нового года ушла.

Collapse )


«А я не миллионерша, чтобы вам звонить. Внучка сама должна проявлять инициативу в общении!»

– Да я помню этот день, когда мы с дочкой собирали вещи и уезжали от теперь уже бывшего мужа! – рассказывает тридцатишестилетняя Виктория. – Прибежала свекровь, ревела, руки заламывала, как же она теперь без внучечки. Я ее еще и успокаивала! Говорю, Нина Сергеевна, ну мы же не в другую страну уезжаем! В одном городе будем жить. Телефоны все остаются, звоните всегда, а когда мы немного обживемся, в гости приезжайте. Несмотря ни на что, вы Анина бабушка, и всегда ей будете!..

Виктория с мужем развелись три года назад, и с шестилетней на тот момент дочерью Аней переехала к своим родителям. Муж устал от семьи, захотел свободы – по крайней мере, так он объяснил Вике желание расстаться.

– Может, кто-то и был уже у него в этот момент, не знаю! – делится Виктория. – Подруга говорит, мужики в никуда не уходят. Раз навострил лыжи на свободу и собрал чемодан – девяносто девять процентов за то, что появилась баба…

Collapse )