grazdano4ka

Category:

Сын помогает матери и не знает, что завещание переоформлено на дочь. «А без денег он бы не помогал?

– …Прихватило в прошлом году, в середине лета, прямо на даче! – рассказывает шестидесятичетырехлетняя Ирина Васильевна. – Хорошо, что сын с невесткой были в гостях. Если бы не они, то прямо не знаю… Погрузили меня в свою машину, и сразу в Москву, в больницу. Невестка врачей знакомых нашла, через родственников, пока ехали, созвонилась… Я лежала на заднем сиденье, от боли ничего не соображала вообще. Врач сразу диагностировал воспаление желчного, на узи посмотрели – полный желчный камней, сразу – на операционный стол!.. 

Камни в желчном у Ирины Васильевны диагностированы были уже давно, в ее районной поликлинике, но там от нее, по ее словам, только отмахивались. Про операцию сначала вроде заикнулись, но тут же посоветовали с ней не спешить, мол, с камнями в желчном люди живут много лет. А на жалобы у участкового врача реакция одна - «что вы хотите – возраст», «соблюдайте диету»… Диету Ирина Васильевна соблюдала, выписанные лекарства пила, но толку от всего этого, как оказалось, было немного. В итоге дотянула до экстренной операции.

Хорошо, что у невестки Милы родственники – врачи. Порекомендовали, к кому обратиться, в хорошую клинику, там все сделали в лучшем виде.

– Впервые в жизни так со мной носились! – рассказывает Ирина Васильевна. – Все вежливые, любезные! В отдельной палате лежала, еду мне приносили, когда можно стало, самую лучшую… Просто как в сказке!

Надо сказать, что и случай был серьезный, поскольку болезнь запущена. Пришлось делать полостную операцию. Но в итоге все обошлось. Сын с невесткой были рядом, все организовали и оплатили, и даже несколько недель после выписки окружали Ирину Васильевну заботой.

– Дома все убрали перед моей выпиской, чистоту навели! – рассказывает пенсионерка. – Уж не знаю, сами ли, или вызывали кого… Холодильник заполнили мне, лекарства купили все нужные. Мне тяжелого поднимать нельзя было, наклоняться тоже – заказывали доставку продуктов, домработницу свою Мила присылала, она на первых порах помогала готовить… Они, конечно, здорово меня выручили, сын с Милой. Не представляю, что бы делала, если бы все это случилось, когда я на даче была одна…

***

А через пару месяцев после операции, когда Ирина Васильевна почувствовала себя лучше, невестка сказала, что у нее к свекрови есть серьезный разговор. Ирина Васильевна пригласила их к себе на чай.

– Мила сразу быка за рога взяла! – рассказывает пенсионерка. – Говорит, Ирина Васильевна, мы хотим вам предложить завещание оформить на Олега, ну, на сына… Живите, конечно, до ста лет, но вы же видите, что здоровье с годами не улучшается, проблемы появляются, а дальше их будет больше. Без денег и связей, в одиночку пожилому человеку сложно! Если, мол, хотите, чтобы мы помогали и впредь, искали врачей, договаривались, а в будущем и дохаживали вас – все в ваших руках… Оформите завещание на Олега, и мы вас не оставим…

…Детей у Ирины Васильевны двое – сын Олег и дочь Светлана. Олег – вполне успешный, обеспеченный мужчина, у них с женой своя квартира, машина, хорошая работа у обоих. Детей вот только нет. Рожать Мила не хочет ни в какую. Еще на заре совместной жизни с Олегом высказалась на этот счет достаточно жестко – дети это не ее. В этом году Миле уже сорок, и, наверно, вопрос с продолжением рода можно считать закрытым окончательно.

Зато у Светланы детей аж трое – сын-подросток от первого брака и почти двухлетние девочки-двойняшки от второго. Внуков Ирина Васильевна обожает, много помогает дочери с ними. 

Материально Светлана живет гораздо хуже брата – у них с мужем ипотека, которую они платят с большим трудом. Сейчас Света в декрете, так что непросто вдвойне. Они жестко экономят, и Ирина Васильевна старается им помочь – подсовывает дочери деньги и продукты, передает дачный урожай – кабачки, морковь, зелень, ягоду. Родители зятя тоже что-то дают молодой семье на поддержание штанов.

– Мила говорит – вот сколько раз Света за три недели к вам в больницу пришла, можете сказать? – продолжает рассказ о разговоре с невесткой Ирина Васильевна. – Ни разу! А я говорю – ну так у нее дети на руках! Деть их некуда, в больницу с ними нельзя. И потом, что там делать, в больнице, после операции уже? А так Света звонила регулярно, как только меня в палату перевели… А Мила говорит – вот так всегда и будет! У Светы вечно не будет времени, денег, возможности помогать, у нее дети! Помогать будет Олег. 

– Ну, логично…

– Поэтому, мол, мы и хотим, чтоб вы оформили завещание на сына. Это справедливо, все так делают – кто мать дохаживает, тому и имущество… А если, говорит, не хотите завещание делать – ваше право. Но в следующий раз не обижайтесь: мы с мужем будем помогать ровно наполовину! Вторая часть – со Светланы… Думайте! Мы позвоним…

***

– Взяла меня просто измором! – сердится Ирина Васильевна. – Каждый день трезвонила – ну что вы решили, мол? В итоге я сказала, что сделаю завещание. Поехали к нотариусу, все оформили… Потом этот карантин грянул, самоизоляция… Ну, ничего не скажу, Олег с женой меня не забывали. Продукты мне заказывали, лекарства, все привозили курьеры. Кончилась самоизоляция – по врачам меня провели. К стоматологу мне уже давно надо было… Сын и врача нашел, и все оплатил, так что я теперь с зубами даже, вот…

И все бы хорошо, только угнетала Ирину Васильевну какая-то обида, что ли, на эту «платную» помощь.

– То есть получается, что если бы не квартира, то и помогать мне не надо, что ли? – разводит она руками. – Что значит – «половина со Светы»? Ну вот нет у Светы денег сейчас совсем, а у меня зуб болит. На лечение, условно говоря, надо три рубля, и что, сын даст только полтора? Остальные, мама, бери, где хочешь?

Ирина Васильевна – человек старой формации, и ей эти денежные отношения тяжелы и непонятны. Она растила двоих детей одна не в самые простые годы, и ни разу сыну не сказала – вот тебе половина велосипеда, а вторую половину иди, спрашивай у своего отца. Так тоже нельзя…

– Сын вообще мне не понравился в этой истории! – вздыхает женщина. – Мила меня трясет, как грушу, с этим завещанием, а он сидит, ложечкой по блюдечку водит, глазки опустил… Да ну! В общем, думала я, думала, и сделала нехорошую вещь. Сходила опять к нотариусу, и переоформила завещание. Сделала другое – квартира полностью дочери, там дети малые, им нужнее. Ну а дача – сыну. Ему чисто символически, дача простая у меня совсем, недорогая. Может, миллиона за полтора продадут. Но им много денег зачем? Детей у них нет, квартира есть…

– А сказали детям о новом завещании?

– Нет. Не стала говорить. Не хочу опять всю муть со дня поднимать… Узнают обо всем в свое время. Имущество мое, в конце концов, и делю так, как считаю справедливым…

Мать поступила непорядочно, обманула сына? А может, сын и сам хорошо со своими ультиматумами, да еще высказанными через жену? Права Ирина Васильевна – неужели помощь только за квартиру? Так нельзя…

А вам как ситуация? Что думаете?


Еще больше интересных материалов - на моем сайте
"Семейные обстоятельства". Заходите, читайте, обсуждайте!

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →