grazdano4ka

Categories:

Семнадцать лет жила с бабушкой душа в душу, а после того, как ее не стало, оказалась с семьей на ули

– Да мы с мужем даже и не думали никогда свою отдельную квартиру покупать! – рассказывает тридцатичетырехлетняя Елизавета. – Жили с моей бабушкой, всех все устраивало. Я в этой квартире в институте отучилась, вышла замуж, мужа сюда же привела, родила двоих детей. Бабушка нас всех обожала, и всегда говорила: Лизонька, эта квартира – твоя! И вот бабушки не стало, завещания, оказывается, не было, и квартира отошла моему отцу! А он заявил – квартиру буду сдавать, хотите, могу сдать и вам, мне все равно, но только никаких скидок на родственные отношения делать не буду, не взыщите... 

– То есть хочет, чтобы вы снимали у него квартиру по рыночной стоимости?

– Ага. Квартира в прекрасном состоянии, муж ее вылизал за эти годы. Ну и вообще, трешка-сталинка на Ленинском, это как бы не для бедных… Аренда такой квартиры – это вся зарплата моего мужа, вот так. Я не работаю, поэтому эту квартиру мы не потянем. Придется переезжать! И вообще этот район мы потянем вряд ли, так что школу тоже менять придется, это накануне первого сентября… И школа отличная, жалко! Возить детей? Да мне, наверно, теперь тоже работу искать надо. Если даже ползарплаты мужа будет уходить на съем, мы не сведем концы… Не знаю, голова кругом! И обида дикая – как же так? И на отца, и на бабушку тоже… 

…В этой квартире Елизавета действительно живет уже семнадцать лет – с того самого дня, как приехала в Москву поступать в институт. Раньше жила с мамой в дальнем Подмосковье, там и школу закончила. С отцом мама была уже тогда давно разведена, он работал где-то на северах, а мать его, бабушка Лизы, жила в Москве. В той самой квартире на Ленинском.

Надо сказать, бабушка после развода родителей бабушкой быть не перестала: звонила, интересовалась делами, поздравляла с праздниками, дарила подарки, приглашала в гости. А когда Лиза собралась учиться в столичном вузе, гостеприимно пригласила внучку жить в свою квартиру.

– Три комнаты в квартире, места много! – сказала она. – Приезжай.

Лиза поселилась у бабушки, и ни капли не пожалела. Жили душа в душу. Жить одной или где-нибудь в студенческом общежитии, уверена Лиза, было бы хуже в сто раз. Бабушка вкусно готовила, встречала Лизу после лекций с борщами и пирогами, интересно рассказывала про свою жизнь и с охотой выслушивала Лизины новости.

И мужа через пять лет Лиза привела в квартиру к бабушке. Стали они жить втроем, а через некоторое время, когда в молодой семье одна за другой родились две дочери, и впятером…

Жили дружно, одной большой семьей, помогали и поддерживали друг друга. Бабушка с удовольствием возилась с Лизиными детьми – своими, получается, правнуками, все так же вдохновенно колдовала на кухне, муж Лизы зарабатывал и вкладывался в квартиру. Потихоньку сделали во всех комнатах ремонт, установили новую современную кухню, оснастили квартиру хорошей бытовой техникой, заменили мебель.

– Это квартира, Лизонька – твоя! – много раз повторяла бабушка. – Я умру, а вы останетесь тут жить. Так что делайте здесь все на свой вкус. Это – ваше…

На такие разговоры Лиза только отмахивалась – мол, бабушка, слушать такое не хочу даже, перестань. Ты будешь жить до ста лет, если заболеешь – мы тебя вылечим! И старушка послушно замолкала. Лиза с мужем старательно делали для нее все, что могли – поставили в комнате удобную кровать, повесили большой телевизор, на своей машине возили бабушку за город на пикники, покупали ей обновки.

Если нужно было купить лекарство или вызвать врача – расшибались в лепешку, находили лучших профессоров, лучшую клинику, лучшие условия. Впрочем, на здоровье бабушка особо не жаловалась, до последнего своего дня была на ногах и в ясной памяти.

Время от времени звонил матери Лизин отец – узнавал, как дела. Сам он все так же жила на Севере, женился там, но детей, кажется, больше не завел. В Москву не приезжал, в доме у них не появлялся. Да если честно, никто его особо не ждал и не приглашал…

Приехал он только на похороны. Бабушка умерла скоропостижно, никто этого не ожидал. Просто уснула и не проснулась. 

А после похорон выяснилось, что никакого завещания нет, и квартира, которую Лиза с мужем искренне считали своей, теперь будет принадлежать прямому наследнику – бабушкиному единственному сыну, Лизиному отцу. Новый собственник настроен решительно, и им придется собирать манатки. И даже мебель с техникой толком взять из квартиры не получится, потому что доказательств, что это покупалось не бабушкой, нет…

Лиза сейчас в полнейшей прострации – получается, не только близкого человека потеряла, но и вообще почву под ногами. И надо сейчас начинать жизнь с нуля. Куда-то переезжать, как-то устраивать детей, решать бытовые проблемы…

– Ну так сама виновата! – рассуждает про Лизу одна знакомая. – Надо было сразу, как только прозвучало, что «это твоя квартира», брать бабулю под локотки и вести к нотариусу… Либо тогда не жить в чужой квартире, и не вкладывать туда ни копейки! Бабушка умно поступила, знала, что сын, если что, дохаживать ее не будет. Вот и держала вас при себе…

А вы как считаете, кто виноват? Лиза? Бабушка, которая не озаботилась завещанием при жизни? Лизин отец?

Что думаете?


Еще больше интересных материалов - на моем сайте
"Семейные обстоятельства". Заходите, читайте, обсуждайте!

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →