grazdano4ka

Categories:

Живет на всём готовом у тёщи и помогает матери: «Это не обсуждается»

– Я их к себе пустила с условием, что это не навсегда! – рассказывает пятидесятивосьмилетняя Анна Николаевна. – Договорились, что они будут копить и брать ипотеку. На съеме они бы до пенсии копили! Ну вот, вроде живут, откладывают деньги, я тоже потихоньку от них коплю с зарплаты. Думаю, чтоб не все на одном Славке: дочь беременна сейчас, не работает. Как будут брать квартиру, я им помогу. Но пока об этом не говорю, чтоб на меня не надеялись…

…Конечно, Анна Николаевна уже сейчас помогает детям колоссально: мало того, что пустила к себе пожить, так еще и весь быт на ней. Беременность у дочки Насти непростая, с проблемами. Девушка почти все время на постельном режиме, потихоньку ходит до туалета и опять в кровать. Готовит, моет, убирает Анна Николаевна.

– Прибегаю вечером с работы и встаю к плите! – вздыхает Анна Николаевна. – Готовлю ужин и обед Насте на завтра сразу, кормлю всех, стирку запускаю. Посуду мою в основном тоже я. Вот вроде и невелико хозяйство, трое взрослых в городской квартире, причем, двое все время на работе, а дел каждый день полно! 

Зять вроде бы и помогает по мере сил, но не ждать же его до вечера. К тому же он мужчина, и сделанное им на семьдесят процентов приходится переделывать или доводить до ума. Так что Анне Николаевне проще самой. 

– Пусть уж лучше деньги зарабатывает! – вздыхает теща.

Как-то у них с самого начала так повелось, что Анна Николаевна в курсе величины зарплаты зятя и расходов молодых. На хозяйство и коммуналку Вячеслав сбрасывает на общий счет, остальные деньги, за вычетом небольшой суммы на проезд и обеды, идут в накопления. По крайней мере, так считала раньше Анна Николаевна.

Иногда все вместе они обсуждают варианты предстоящей покупки жилья – мол, в таком-то ЖК знакомые купили, теперь локти кусают, а вот другие вроде бы довольны пока, надо, наверно, смотреть в ту сторону. Посылают друг другу ссылки на новости о снижении ставок и так далее.

– А тут потребовалась мне от зятя справка о доходах с работы, принес! – рассказывает тёща. – Я гляжу, а там сумма существенно больше, чем я думала. Говорю, Слава, это что такое? Он мне – так это до вычета налогов, мол. Ну я же не дура, сколько за налоги вычитают, посчитать в состоянии. А где еще как минимум пятнадцать тысяч, говорю? А он мне заявляет – а это я матери помогаю, мол! Это не обсуждается!

Вячеслав у своей матери единственный сын. Родила она его, что называется, «для себя» в возрасте уже под сорок, и воспитывала «помощника». Сейчас Вячеславу тридцать, а матери под семьдесят, но дело не в цифрах. Вячеслав с пеленок воспитан с мыслью о том, что мама у него пожилая и нездоровая, и ей все время нужна помощь. Лекарства, врачи, вечный тонометр на столе – в этом он вырос, и уже с десяти лет, наверно, может измерить давление и знает, какие лекарства нужно принимать в качестве скорой помощи.

И сейчас Вячеслав два раза в день, утром и вечером, отзванивается матери с вопросом о здоровье. Несколько раз срывался к ней в ночь-полночь, когда той было плохо. 

Сватья живет в двухкомнатной квартире одна, давно уже не работает. Здоровье у нее, по словам Анны Николаевны, ничуть не хуже, чем у большинства ровесниц.

– Носится по району только так! – вздыхает теща Вячеслава. – Все магазины обежит, все сплетни соберет. И на даче пашет, как трактор! Но когда ей надо, лежит в кровати и стонет…

Нет, так-то Вячеслав – отличный муж для Насти, и сейчас, когда со здоровьем у молодой жены дела не ахти, это особенно хорошо видно. Среди лекарств и назначений врачей Славик как рыба в воде. Дотошно обо всем переспрашивает, уточняет, следит, чтобы жена выполняла все рекомендации. Заботится, и чувства есть. И ребенка ждет с нетерпением.

Но вот это вот «это не обсуждается!» возмутило Анну Николаевну до глубины души.

– Нет, ну каково: мы на квартиру копим, каждую копейку стараемся в кубышку положить, а он матери такие деньги передает! – злится теща. – У самого ни кола, ни двора, живет у меня на всем готовом! И жить будет, получается, несколько лишних лет – за счет сватьи. Которая ничем не помогает, от слова совсем!

***

Как считаете, это нормально, что парень, сам проживая в чужой квартире на птичьих правах, помогает матери? Ну да, там дама возрастная, заработать, как сватья, уже не может, а на одну голую пенсию сводить концы сложно.

Но, получается, вся эта благотворительность – за счет Анны Николаевны, которая совсем не обязана?

Или парень прав, надо помогать матери и «это не обсуждается»? Что думаете?


Еще больше интересных материалов - на моем сайте
"Семейные обстоятельства". Заходите, читайте, обсуждайте!

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.