grazdano4ka

Categories:

Родная бабушка проходит мимо внучки и даже головы не повернет

– Я вот искренне не понимаю, чего они от меня ждут, Вика и ее мать! – рассказывает пятидесятилетняя Ирина. – Раньше мы часто виделись – то в магазине, то на улице. Ну еще бы, живем в соседних домах, а они постоянно с коляской тут у нас круги нарезали – то одна, то вторая, то обе вместе, мимо не пройдешь. Вика мне как-то раз заявила, когда мы столкнулись с ней нос к носу – Ирина Сергеевна, мол, а коляске, между прочим, ваша родная внучка! А я говорю – я в курсе, и что дальше? Нет, вот правда, что я должна была сделать, а? Не понимаю!

…Сыну Ирины и этой самой Вике по двадцать пять, и знакомы они с самого детства – когда-то вместе пошли в первый класс районной школы. И мать Вики Ирина знает неплохо. Одно время они даже приятельствовали, в первом-втором классе по очереди забирали детей с занятий, водили на кружки. Потом Ирина перевела сына в более сильную школу, и дружба сошла на нет – с матерью Вики они просто здоровались.

Дети выросли, выучились, и вдруг, столкнувшись где-то у общих знакомых, стали встречаться.

– Я особо в дела сына не лезла! – говорит Ирина. – Они уже совершеннолетние были к тому времени, мой так и вообще жил отдельно, комнату снимал. Как-то раз увидела у него в соцсетях фотку с Викой в обнимку, удивилась еще про себя – надо же, старая знакомая… Спросила сына – ты с Викой, что ли, встречаешься? Он как-то уклончиво ответил, ну я больше и не лезла.

А потом вдруг неожиданно позвонила Викина мать – «я насчет детей, надо встретиться всем, поговорить, Вика беременна…».

Ирина встречаться отказалась тогда наотрез.

– Было бы детям по шестнадцать – ну тут да, я понимаю, надо собираться и решать, что делать. Но им по двадцать три было на тот момент. Я так и сказала – разберутся без нас. Хотя сына, конечно, об этом разговоре в известность поставила и спросила, что он планирует теперь делать…

Теоретически возможность Викиной беременности сын не отрицал, но, по словам Ирины, сомневался, что ребенок его. Ни о какой женитьбе не могло быть и речи. Ребенок сыну тоже был не нужен, о чем он и сказал своей подруге сразу. О прерывании Виктория и слушать не захотела, ребенка они с матерью решили оставить, полтора года назад родили девочку, растят вдвоем. 

Сразу после родов Вика подала в суд на установление отцовства и на алименты. Был ДНК-анализ, который показал, что Иринин сын – действительно папа. 

Сейчас сын Ирины платит алименты, с ребенком не видится, с Викой и ее матерью не общается. Всю эту историю он пережил довольно тяжело, напоминаний не хочет. Ирина в разговорах с сыном эту тему не затрагивает.

– А кому приятно вспоминать об ошибках молодости? – вздыхает Ирина. – Урок он получил. Думаю, выводы сделал…

– Хм. Ну, хорошо, что есть возможность просто забыть об ошибках, сделать выводы и просто начать жизнь с чистого листа. Только вот, к сожалению, такая возможность есть не у всех… 

– Ты про Вику, что ли? – пожимает плечами Ирина. – Так у нее был выбор! Она сама решила рожать, ей предлагали другой вариант, готовы были все оплатить, но нет… Я бы поняла, если бы ей что-то обещали – жениться, растить ребенка вдвоем. Или женились бы, родили ребенка, а через пару лет развелись – такое ведь сплошь и рядом. Но ведь не было этого. Никто никого не обманывал. С самого начала Вике было известно, что если она родит, растить будет с мамой… Ей не на что обижаться!

Сын Ирины сейчас живет совсем в другом районе, у него девушка, на этот раз все серьезно, кажется, разговоры уже идут о свадьбе. О ребенке девушка в курсе с самого начала, не в восторге, но как-то смирилась. 

Все идет свои чередом. Ирина часто встречает Вику и ее маму на улице, иногда и с девочкой, но проходит мимо совершенно равнодушно. И, судя по всему, женщин это задевает.

– Не понимаю, чего они от меня ждут! – пожимает плечами Ирина. – Почему я должна какие-то прямо трепетные чувства испытывать к их ребенку? Ну внучка, да, и что дальше-то? Мне вот правда совершенно не интересно, как у них там и что. Для меня это чужой ребенок, и точка!

А вы тоже считаете, что бабушка должна вести себя по-другому? Выказывать заинтересованность, общаться, может быть, даже помогать материально? Испытывать чувство вины перед девушкой – хотя бы за сына?

Или Ирина ведет себя абсолютно нормально? Ничего она девушке не должна и ни в чем перед ней не виновата. Сын платит алименты, и на этом все…

Что думаете?


Еще больше интересных материалов - на моем сайте
"Семейные обстоятельства". Заходите, читайте, обсуждайте!

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →