grazdano4ka

Categories:

Отец женился на сиделке

– На прошлой неделе в супермаркете нос к носу столкнулись с соседкой по дачному участку! – рассказывает сорокалетняя Марьяна. – Я же ведь на даче сейчас не бываю, там отец со своей... А соседка мне говорит – а вы знаете, что папа-то ваш продает дом и участок? Лизоньку свою повезет в Таиланд, сказал – она за всю жизнь нигде не была, моря, и того не видела, он должен ей показать мир... Вот так вот! У дочери родной и внуков – ни кола ни двора, завтра, может быть, на улице окажемся, о поездках и не мечтаем. А он неизвестно кого на океан повезет!.. Ох! Знала бы все это мамочка…

Лизонька, а точнее, Елизавета Андреевна, новая жена отца Марьяны. Мамы не стало шесть лет назад, и Федор Ефимович очень тяжело переживал ее уход. Настолько тяжело, что боялись оставлять его одного – с женой они были очень близки. Но и сидеть неотлучно при отце неделю за неделей Марьяна тоже не могла. У нее семья, дела, дети.

Хорошо, что подвернулась соседка по квартире – та самая Елизавета Андреевна, которая охотно пообещала присмотреть за Федором Ефимовичем. Даже денег не хотела за это брать – ну как же, мол, я просто так, от души, по-соседски. 

Марьяна ее уговорила все же принимать в счет оплаты символическую сумму – так все-таки спокойней, что взятые на себя обязанности женщина будет выполнять.

– Мама эту соседку хорошо знала! – вздыхает Марьяна. – И мне про нее рассказывала истории. Эта самая Лиза как-то сказала нашей маме в порыве откровенности – «А я мечтаю быть в старости одинокой, никому не нужной старухой, так устала». И не удивительно. К ней в двухкомнатную квартиру сначала сын жену привел, ребенка родили, а потом и дочь с двумя детьми из неудачного брака вернулась. 

– Это они всемером в двушке жили?

– Ага. На сорока пяти, что ли, квадратных метрах. Как, не знаю. А главное – на что? Не удивлюсь, если весь колхоз существовал на материнскую пенсию!..

…Елизавету Андреевну весь дом видел вечно спешащей и увешанной колясками, детьми, самокатами, авоськами с картошкой. В ее квартире постоянно стоял шум и гам, подгорала каша, дребезжал старенький холодильник, бегали дети, лаял щенок, ругались дочь с невесткой. Поэтому Марьяна сама предложила Елизавете Андреевне перебраться в квартиру к Федору Ефимовичу. Места в его четырехкомнатной было предостаточно.

И на первый взгляд все устроилось замечательно: энергичная Елизавета Андреевна пекла пирожки, намывала квартиру, говорила обо всем без умолку, вытаскивала отца Марьяны не только в ближайший парк, но и в кино, кафе, центр города.

Их дружба крепла день ото дня. На день рождения отец подарил Елизавете Андреевне шубу – и Марьяна вовсе не была против. 

– Отец как-то подтянулся, посвежел, пришел в себя! – рассказывает Марьяна. – Я отказалась от наследства за мамой в его пользу – на тот момент мне показалось, что так правильней… Сказала ему об этом, он пожал плечами – как хочешь, мол. С мамой они жили хорошо. Четырехкомнатная квартира, добротная дача – а по сути, загородный дом с удобствами, капитальный гараж, машина – имущества было достаточно…

А вскоре после вступления в наследство отец заявил Марьяне, что женится. На ком, угадывать долго не пришлось – конечно, на своей компаньонке, Елизавете Андреевне.

– В общем, тетка грамотно раскрутила его по полной программе! – вздыхает Марьяна. – А мы с детьми остались в дураках. Отцу и невдомек, что его «Лизоньке» наверняка нужен вовсе не он, а его имущество… Но он про нее и слова плохого не дает сказать! Я несколько раз пыталась открыть ему глаза, но какое там!..

На свадьбу к отцу Марьяна демонстративно не явилась, и вот уже лет пять они практически не общаются. Отцу семьдесят пять, он до сих пор носится со своей шестидесятипятилетней «Лизонькой», по словам Марьяны, «как курица с яйцом». Ни дочерью, ни внуками даже не интересуется.

Между тем, в жизни Марьяны за последние годы произошли довольно невеселые изменения. Она развелась с мужем, разделила имущество, взяла ипотеку уже на себя одну. Тянет квартиру, да еще и двоих детей. Старшему на следующий год поступать, но на это денег нет совсем. Ни на репетиторов, ни на курсы. 

–Не поступит – пойдет в армию, он в курсе! – вздыхает Марьяна.

Оплатить сыну даже самый затрапезный заборостроительный вуз она не в состоянии. 

– А дед везет Лизоньку к океану! – вздыхает Марьяна…

Как считаете, имеет ли Марьяна моральное право обижаться на отца? Женитьба в таком возрасте и такой ситуации – отнюдь уже не личное дело, а предательство дочери, да и первой жены тоже. Вряд ли бы матери Марьяны понравилось то, как ее муж распорядился совместно нажитым имуществом, обделив дочь и внуков в пользу бывшей соседки…

А может быть, это дочь обнаглела? Сидеть с отцом сама не захотела, наняла компаньонку, сбагрила ей все заботы – и уборку, и кормление, и развлечения. Ну вот и получила поделом. За все в жизни нужно платить.

А отец в своем праве – тратит свои деньги, продает свое имущество, и сорокалетней дочке ничем, в общем-то, не обязан…

Как вам ситуация? Что думаете? 


Еще больше интересных материалов  - на моем сайте
"Семейные обстоятельства". Заходите, читайте, обсуждайте!

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →