Дочь обиделась и отказалась помогать финансово

– Не представляю, как дальше буду жить! – рассказывает пенсионерка Юлия Ивановна. – Дочь мне сказала, что со следующего месяца помогать мне финансово больше не будет. Знаешь, почему? Оказывается, я не умею себя вести! Во как! А именно – правду ей в глаза говорю, не стесняясь. Я ведь, знаешь, человек прямой и честный, ходить вокруг да около и сюсюкать не люблю. Камня за пазухой не держу, говорю то, что думаю!..

Юлии Ивановне шестьдесят два года, и человек она действительно непростой. В молодости-то не отличалась легким и покладистым характером, а к старости и вовсе стала невыносимой. Видимо, по этой причине подруг у нее нет, и, кроме единственной дочери Татьяны, она ни с кем не общается.

Юлия Ивановна уже давно на пенсии – с работы ее, по ее выражению, «выперли» чуть ли не на следующий день после пятидесятипятилетия. И все эти годы ее содержит дочь – покупает продукты и одежду, водит к платным докторам, снабжает лекарствами, отправляет в санатории. Татьяна сделала в квартире матери ремонт, обновила всю бытовую технику.

Жаловаться Юлии Ивановне вроде бы не на что, но она все равно вечно всем недовольна. 

– …Посудомойки эти все кругом накупили, и Танька моя, как обезьяна! Давай, говорит, тебе тоже поставим! Я говорю – зачем? Проблема, что ли, за собой одну тарелку помыть? Я, говорю, не такая грязнуля, как ты, сутками копить посуду не собираюсь… Себе-то она сразу купила, еще лет десять назад. Вот зачем? Ну, она такая, что у всех, то надо и ей…  Кухня эта в голубых тонах, шторы – вот я бы никогда такие не повесила, у меня, в отличие от Таньки, есть вкус!..

Татьяне тридцать четыре года, она живет отдельно от матери, самостоятельна и успешна. Хорошая должность, зарплата, своя квартира с почти выплаченной ипотекой, новенький, недавно купленный автомобиль – все это в глазах Юлии Ивановны не такие уж большие достоинства.

– Ни котенка, ни ребенка, ни семьи, скачет в джинсиках и с хвостиком, как будто бы ей четырнадцать. Баба на четвертом десятке, между прочим!.. Ну, одеваться Танька никогда не умела. Сколько я ни билась – в этом плане она необучаема!

Недавно Татьяна стала встречаться с мужчиной. Юлия Ивановна узнала об этом случайно, увидев дочь с ее кавалером в ТЦ, и теперь постоянно проходится еще и на эту тему.

– На уголовника похож! Бритый, страшный, на шее татуировка, одет как бомж. Я бы к такому за километр не подошла! Тьфу!

Татьяна отмалчивается, про личную жизнь не распространяется, но Юлия Ивановна то и дело заводит разговор на эту тему: смотри, мол, допрыгаешься со своим зеком!

–Откуда она это взяла, непонятно! – грустно делится Татьяна. – Я вообще уже на грани нервного срыва. Стараешься, стараешься для матери, покупаешь одно, другое, сумки прешь, проблемы решаешь, по врачам ее возишь… А в ответ даже простого спасибо не дождешься. Продукты вечно не те привожу, не из того магазина! Лекарства поддельные купила. Врачи, к которым ее записываю – все сплошь идиоты. Вот даже лето холодное стоит – и то я виновата, кажется!

Татьяна тяжело вздыхает.

– Надоело. Все разговоры заканчиваются обвинениями, постоянно какие-то упреки на ровном месте. Мужчину моего как увидела – вообще меня назвала …женщиной с низкой социальной ответственностью, представляешь? Тут я что-то психанула уже и сказала – мама, раз я такая плохая, давай со следующего месяца живи сама. Без меня. Вот просто сил уже нет терпеть! У меня на работе сейчас не все гладко, со здоровьем вопросы есть, а тут еще мать фестивалит. Нет уж! Сделаю перерыв на полгодика, и в общении, и в денежном потоке. Ну живут же как-то пенсионеры, которые без детей? Как-то же устраиваются?..

*** 

– Это ее «этот» научил, не иначе! – чуть не плачет Юлия Ивановна. – Новый мужик. Променяла мать на мужика! Вот так вот!

Как теперь жить на пенсию, женщина плохо представляет. Квартплата, лекарства, связь, мыло с порошком – и на еду остаются крохи. 

– Лекарства дешевые мне не помогают! – жалуется  Юлия Ивановна. – А дорогие сама я не куплю! На пенсию это нереально!

Как считаете, это правильно – наказать престарелую мамашу с дурным характером рублем? Пусть думает в следующий раз, что говорит, и не кусает руку дающего.

Или с матерью так нельзя? Лекарство, еду и основные потребности дочь обеспечить обязана?

Как вам ситуация? Что думаете?


Еще больше интересных материалов  - на моем сайте
"Семейные обстоятельства". Заходите, читайте, обсуждайте!

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →