Category:

Защищать дочь от нападок ее мужа, или не лезть не в свое дело?

– …Со стороны это выглядит просто ужасно! – эмоционально рассказывала подруге о чем-то блондинка лет тридцати пяти. Женщины сидели на лавочке в летнем парке и разговаривали. – Приехали они на дачу, припарковались, я смотрю в окно – Настя коляску достает, ребенка тащит, рюкзак хватает, а Вова идет к дому налегке, ключиками поигрывает... Настя носится, что-то готовит, за ребенком присматривает, Вова сидит на диване, залипает в телефон. А потом еще и истерику устроил, мы все в шоке были вообще…

– А что случилось? Из-за чего истерика?


– Да сели мы все за стол, наша мама Насте говорит – давай мне, мол, пока малышку, поешь нормально. Настя стала ей ребенка передавать и нечаянно опрокинула стакан с морсом Вове на штаны… Нет, ну я понимаю, конечно, неприятность, джинсы новые, светлые, но зачем так орать-то? Он ее и коровой, и овцой, и как только не обозвал, ужас… Из-за каких-то штанов!

– Ох. Надо же было найти такое сокровище, да еще и ухитриться от него родить! Он ведь на ней и не женился до сих пор, кажется? 

– Не-а, не женился, так и живут… В ее квартире, между прочим. Вова гол как сокол, у него в Москве ничего своего. Работает охранником, получает какие-то смешные деньги, Насте ни копейки не дает. Она с годовалым ребенком ухитряется еще и подрабатывать ночами!

– Вот ведь! Слушай, я никогда бы не подумала, что Настя будет так жить… Она же звездой была! Умница, красавица, заводила, карьеру делала, спортом занималась. Жилье себе купила сама, заработала, одно это о многом говорит. А потом встретила этого своего Вову, и ее прямо как заколдовали… 

– Ага. Смотрит ему в рот, слова поперек не может сказать! Он ее коровой называет, а она извинятся, краснеет, бледнеет. Ей ужасно стыдно, но не за него, вот в чем кошмар, а за себя, что такая неловкая…

– Любовь, видимо, зла… Я вот только одного не понимаю – куда мама-то ваша смотрит? Почему молчит? 

– Мама? А она-то тут при чем? Что она может сделать? Свое мнение Насте по поводу ее избранника она уже давно сказала. А сейчас просто устранилась от этого всего. Пусть, говорит, живет, как считает нужным, своей головы ведь не приставишь. Общаться с этим Вовой, конечно, мама не хочет, да и мы все не горим желанием. Насте звоним, встречаемся с ней и с малышкой ее в основном на нейтральной территории. С Вовой видимся только при необходимости, когда вот так, нос к носу столкнемся в гостях…

– Все равно непонятно. Вот даже этот случай взять, с морсом. Этот урод, значит, орет, жену обзывает, а мама ваша что делает? Стоит и смотрит?

– Почему стоит? Она ребенка взяла, я же говорю. Не стала она стоять, конечно, ушла с девочкой в другую комнату. Молча. А что она должна была сделать, по-твоему? С шашкой наперевес кинуться на зятя? 

– Ну не знаю! Если бы мою дочь кто-то прилюдно за столом коровой назвал – я бы этого так не оставила! Я бы – ух! Молчать и уходить в другую комнату бы не стала точно!

– Мама считает, что лезть в семейные конфликты нельзя никогда! Взрослые люди – разберутся. Настя ни у кого помощи не просит, зачем лезть? И вообще, не зря говорят – милые бранятся, только тешатся. Они помирятся через час, а на заступника обиду затаят, причем оба. Оно надо?...

***

Как считаете, «не лезть» и молча выйти в другую комнату, когда дочь называют овцой и коровой – это правильное решение или трусость? Мать прячет голову в песок, ведь своих надо защищать. Поставить хама-недозятя на место так, чтоб мало не показалось…

Причинить дочери добро, ведь она как слепая, не видит и не понимает, в каком кошмаре живет, или все же мать права – пусть дочь разбирается сама? Максимум, что можно сделать – взять ребенка и уйти в соседнюю комнату?

Как вам ситуация? Что думаете? 


Еще больше интересных материалов  - на моем сайте
"Семейные обстоятельства". Заходите, читайте, обсуждайте!

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.