Categories:

Быть великодушной к бывшему?

– Представляешь, Ванюшкин папа вчера звонил! – рассказывает тридцатидвухлетняя Людмила. – Сам! Через семь лет после того, как нас бросил. Я аж поперхнулась, когда увидела звонок. Мы же с мамой у него заблокированы были – в телефоне, в скайпе, в соцсетях, везде. А тут – надо же, сам набрал, собственными руками…

Семилетнего сына Ванюшу Людмила растит одна. Когда-то давно ее молодой человек, с которым они планировали свадьбу, узнав об ее беременности, встал в позу – ребенка он, оказывается, пока не планировал. Были скандалы, слезы, ультиматумы – на протяжении почти всей беременности.

В итоге ребенка Людмила родила, по суду установила отцовство, в процессе нахлебавшись от бывшего жениха по полной. Теперь он, обиженный в лучших чувствах, платит на ребенка алименты – их перечисляет бухгалтерия предприятия. Разумеется, общаться и воспитывать сына биопапа никогда не стремился.

Даже случайная встреча с ребенком не входила в его планы. Он методично и тщательно оборвал все контакты с Людмилой, везде, где возможно, заблокировав ее и ее маму еще несколько лет назад.

Так что удивление Людмилы, вдруг увидевшей на дисплее звонящего телефона полузабытое имя, представить можно.

– И чего звонил? Наверно, не просто же так, про сына узнать? Хотел чего-то?

– Ну еще бы! – вздыхает Людмила. – Он женился, оказывается, четыре года назад. Жена сейчас беременна. Ребенка очень ждали, хотели, что-то у них там не получалось, делали ЭКО. Беременность сейчас проходит очень непросто, она постоянно лежит, борется за ребенка каждый день…

– Ничего себе, это он тебе такие подробности своей личной жизни с ходу вывалил? После семи лет игнора? С чего это?

– Я тоже сначала подумала – чего это он. Оказывается, все просто. Просьба у него ко мне, видишь ли. Просит – нет, просто умоляет! – не говорить его жене про Ванюшку! Она не знает, что у него есть сын, и, типа, этой информации просто не перенесет. Тем более сейчас, в положении. И где он только такую кисейную барышню нашел в наше время... Боится, что жена, узнав о Ване, его бросит, представляешь?

– Ничего себе… А ты его жену знаешь, что ли? Как ты можешь ей все сказать или не сказать?

– Не знаю я ее! Просьба и заключается в том, что если на меня как-то выйдет его жена, по телефону ли, в соцсетях или в мессенджерах – уверенно заявить, что Ванюшу я родила вовсе не от Генки, вот и все. За это Генка обещает золотые горы, Луну с неба, все что угодно…

– А сын-то у тебя, если не ошибаюсь, Иван Геннадьевич?

– Ага. Правда, на моей фамилии. Не знаю, как он планирует объяснить жене такое совпадение. Геннадиев в природе в принципе немного. Имя не уникальное, конечно, но достаточно редкое…

– Подожди. Так ты уже согласилась, что ли, поддержать его версию?

– Не-а. Пока не согласилась. Не знаю, что делать, если честно. Вспоминаю, какой он устроил концерт на суде – до сих пор мурашки по коже. Пусть теперь он повертится, как уж на сковородке. С другой стороны, женщину эту с тяжелой беременностью жалко. Неизвестно, как она отреагирует на такую информацию, вдруг еще потеряет ребенка… Хотя… может лучше ей знать правду? Все равно она когда-то всплывет. И как я буду выглядеть потом, если сейчас солгу? И глупо как-то врать. Вообще, зачем мне их разборки? Откуда он свалился опять на мою голову, этот Генка!

…Если новая жена придет и спросит в лоб, как лучше поступить: сказать правду? Сказать неправду? Молчать с таинственной улыбкой Джоконды?

Как бы поступили вы? Что думаете?


Еще больше интересных материалов  - на моем сайте
"Семейные обстоятельства". Заходите, читайте, обсуждайте! 

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.