grazdano4ka

Categories:

Кто родителей досматривает, тому и наследство?

— Я так расстроена, не передать, — рассказывает семидесятилетняя Нина Борисовна. — Всю ночь не спала!.. Даша вчера приходила, наша старшая дочь. Она давно уже говорила, что есть важный разговор, когда отец выпишется из больницы. Ну и вот, вчера озвучила: хочу, говорит, чтобы вы переписали на меня свою квартиру. По дарственной. И чем, мол, скорее, тем лучше, пока еще все в трезвом уме и доброй памяти...

...У Нины Борисовны две дочери: старшая, Дарья, и младшая, Мария. Дочери давно уже живут отдельно, у каждой своя семья, у Дарьи уже большой и самостоятельный ребенок-старшеклассник, у Марии двое малышей, с младшим она сейчас сидит в декрете.

Некоторое время назад их семья пережила непростые времена: муж Нины Борисовны и отец ее дочерей перенес инсульт.

— Он всегда был таким здоровяком, балагуром, — вздыхает Нина Борисовна. — Мы больным-то его не видели за всю жизнь. Даже простуды его не брали! До последнего работал, машиной занимался, дачей. Там, на даче, все и случилось. Если бы не Даша, я даже не знаю... Просто в голове не укладывается!

Теперь уже худшее позади — отец семейства выздоравливает, хотя, конечно, работы предстоит еще много. Тем не менее, нужно отметить, что на ноги отец поднялся только благодаря быстрым, решительным и самоотверженным действиям старшей дочери. Даша сразу повезла отца в хорошую больницу, нашла знакомых, искала лекарства и информацию, все оплачивала, всюду договаривалась и пробивалась. В какой-то момент пришлось откачивать двоих пенсионеров: у Нины Борисовны на нервной почве случилось обострение хронической болезни, и она попала в другое отделение той же больницы, где лежал муж.

Дарья взяла на работе отпуск и несколько дней моталась к обоим родителям. Мать срочно прооперировали, и нужно было варить бульоны и морсы, разливать их по судкам и кормить ослабевших стариков с ложечки.

— И как она успевала — просто удивительно! — вздыхает Нина Борисовна. — Доставили мы ей хлопот...

— А вторая дочь что же? Не могла помочь?

— Ой, ну у Маши ведь двое детей! — вздыхает Нина Борисовна. — Один вообще грудной, второй — ну, чуть постарше. С кем их оставить? Младший там вообще без нее не остается, он на грудном вскармливании еще. Куда ее было дергать? Да мы справились и без нее! Я говорила Даше — ко мне можешь не приезжать, со мной все нормально, главное — отец. Но она все равно ездила...

***

— Да я никогда не сомневалась, что в случае чего, возиться с родителями предстоит мне. Ну вот, так и оказалось на деле. От Машки толку не было никакого! Только звонила и спрашивала, как дела. Денег у нее нет, она же в декрете, помочь физически тоже не могла — у нее дети. Ни разу ни в одну больницу не съездила! Я все понимаю, дети, и живут они далеко от нас, на другом конце Москвы. Но у нее муж есть, свекровь со свекром. Все знали, какая у нас ситуация. И никто особо помощи не предложил!

Надо сказать, отношения у сестер с детства прохладные, хотя во взрослом возрасте Дарья и Мария нормально общаются. Поздравляют друг друга с праздниками. Встречаются, впрочем, большей частью у родителей, так что неизвестно, что было бы, если бы Нина Борисовна не инициировала сама эти встречи.

— Машка у родителей поздний ребенок, любимая дочь, а я на подхвате в случае нужды! — говорит Дарья. — Если надо что-то привезти, отремонтировать, помочь на даче — звонят мне, а не Марии. У нее же дети! Грудной младенец! Там младенцу вообще-то уже скоро год...

— Твоя сестра, видимо, только наследство делить явится! — как-то сказал Даше ее гражданский муж, к которому Даша тоже то и дело обращалась с просьбами — съездить в больницу, привезти мать, передать какие-то вещи — и который, к слову, все безропотно исполнял.

Имущества у родителей сестер немного, и основная его часть — это трехкомнатная квартира, в которой сейчас и живут мать с отцом. Есть еще дача-кляча, но Дарья уговаривает мать ее продать, потому что работать теперь на ней некому, да старенькая иномарка отца.

— Нам повезло, что до сих пор родители были бодрые и здоровые, но все хорошее когда-то кончается, к сожалению, — вздыхает Дарья. — Им по семьдесят, и я говорила с врачами, там у обоих проблемы. Особенно, конечно, у отца, его еще реабилитировать и реабилитировать. Машка этим заниматься не будет, это сто процентов, сами мама с папой теперь уже как дети. Я посмотрела! «Да не надо, да не беспокойся, да мы обойдемся!» Надо брать все в свои руки. И здоровье их, и активы — квартиру вот, например...

Связываться с завещанием Дарья не хочет — знающие люди сказали ей, что завещание сестра впоследствии сможет оспорить. Лучше просить у родителей дарственную.

— Само собой разумеется, жить родители будут по-прежнему в своей квартире, — говорит Дарья. — Просто по бумагам она будет принадлежать мне. Мне кажется, это справедливо — кто занимается родителями, тому должны отписать и имущество. Что не так?.. Ну а если не хотят, окей, все будем делить пополам, я так маме и сказала. Но тогда в следующий раз, когда что-то произойдет, пополам будем делить и проблемы. Если Машка не будет ездить, то не буду и я. Если у нее нет денег отцу на реабилитацию, то откуда они у меня?.. 

***

Как считаете, Дарья имеет моральное право ставить перед родителями вопрос таким образом — мол, если хотите помощи в старости, делайте мне дарственную на квартиру, а не будет дарственной, в следующий раз не ждите особо помощи?

Или «хорошая дочь» должна молча помогать, вкладываться, лечить родителей, не думая о материальном? 

Как считаете?


Еще больше интересных материалов  - на моем сайте
"Семейные обстоятельства". Заходите, читайте, обсуждайте! 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →