"Мой брат растит не своего ребенка, но об этом, кажется, не знает..."

— ...Не спрашивай меня, я не могу тебе сказать, откуда я это знаю, но это абсолютно точно! Я сама заключение экспертизы держала в руках! — горячится сорокалетняя Анфиса. — Никаких сомнений! Отец нашего Матвея — вовсе не Сережка, к сожалению, а совершенно другой человек! Получается, мой брат растит чужого ребенка... И никто из нашей семьи, кроме меня, этого не знает!

Тридцатилетний Сергей — брат Анфисы по матери, отцы у них разные. Мать вышла замуж второй раз и отчим, очень достойный человек, воспитывал Анфису с восьми лет, как свою дочь, не делая разницы между падчерицей и родившимся позже родным сыном.

Несмотря на это, в детстве брат с сестрой не были дружны, да что там говорить, откровенно недолюбливали друг друга. Не сказать, что сейчас они стали не разлей вода, но все же отношения заметно улучшились и потеплели, особенно после женитьбы Сергея и рождения в этом браке всеобщего любимца Матвея.

— Я никогда не думала, что Сережка будет таким потрясающим папой! — рассказывала раньше Анфиса. — Всю жизнь был хулиганом и раздолбаем, и женился-то ... ээээ... скоропостижно! По залету, как говорится. Невестка в ЗАГСе была уже сильно беременной, и всем было очевидно, что жених каких-то особых чувств к ней не питает... А потом родился Матвей, и наш Серега изменился кардинально!

...Через две недели после рождения Матвея молодую мать увезли на скорой с какими-то осложнениями, а новоиспеченному папаше пришлось взять больничный и десять дней провести с новорожденным — купать, кормить, успокаивать и делать все, что полагается. 

Сергей справился, и с тех пор, кажется, прикипел к маленькому сыну едва ли не больше, чем к кому бы то ни было из прочих родственников. Жена поправилась и вышла из больницы, но молодой отец с удовольствием продолжил заниматься ребенком каждую свободную минуту, теперь после работы. Купал, вставал к малышу ночью, таскал на руках, играл и гулял с коляской.  

— Мы все были просто в изумлении, — рассказывает Анфиса. — Никто не ожидал. Видимо, проснулся отцовский инстинкт!

Сейчас Матвею пять лет, и папа Сережа — главный человек в его жизни. Папа научил сына плавать, кататься на роликах, забивать гвозди, играть в футбол. С папой они читают по вечерам и хором поют под гитару песню из «Бременских музыкантов». Папа укладывает спать, будит утром, ведет в детский сад, а в выходные — в зоопарк или на аттракционы...

Надо сказать, что Матвея любит не только отец, но и все прочие родственники. Мать Анфисы, например, надышаться на внука не может, балует, заваливает подарками.  Матвей  — живой, активный, любознательный и какой-то очень светлый ребенок. Анфиса и сама привязалась к племяннику — хотя всегда и всем говорила, что детей терпеть не может, и своих рожать не будет ни за что.

А теперь вдруг выяснилось, что к рождению Матвея их Сергей не имеет никакого отношения.

— Я не представляю, что теперь делать с этой информацией! — заламывает руки Анфиса. — Сказать Сережке? Я на девяносто девять процентов уверена, что он ни сном ни духом! Свято уверен, что Матвей — его сын... Если скажу — все взорвется и покатится в тартарары. Семья распадется, малыш останется без папы. А наша мама? Да она просто такого не переживет! Есть внук, которого она любила и помогала нянчить. А теперь он ей не внук...

— Ну и молчи тогда, — советуют приятельницы. — По большому счету, это не твое дело. Информация ведь попала к тебе случайно?

— Да, совершенно случайно... Более того, никто и не догадывается, в том числе и невестка, что я всё знаю...

— Тем более... Ты ничего не знаешь, и точка!

— Но как же брат? — вздыхает Анфиса. — Он рассуждает о том, что род продлил! Любит искать и находить в Матвее фамильные черты... Для него, я знаю, это важно. Если бы он знал, что у него нет кровных детей, так может, другого ребенка бы родил. А сейчас, чего доброго, будет растить Матвея так, чтоб «у него все было». И невестке, получается, ТАКОЙ обман сойдет с рук, при моем попустительстве!..

***

В данной ситуации рассказать брату правду — это значит, вмешаться в чужую жизнь, и делать этого нельзя? Пожалуй, рассказать сейчас правду — это как взорвать ядерную бомбу в своем доме. Погибнет все живое, а если и не погибнет, здоровым уже не останется...

Значит, молчать? Действовать на руку недобросовестной невестке? Покрывать обман? А если брат узнает правду через много-много лет? А если узнает, что сестра в курсе уже давно?

Как быть? Что думаете?


Этот и другие материалы вы сможете найти на моем канале Яндекс.Дзен. Заходите на огонек!


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.