Уехала на заработки - плохая мать?

— Моя дочь считает меня плохой матерью! — грустно рассказывает пятидесятилетняя Ольга Романовна. — У нее куча претензий и обид... Дело в том, что я родила одна, дочкин папаша бросил нас еще во время моей беременности. Где он и что с ним — с тех пор не знаю и знать не хочу... Мне пришлось чуть ли не сразу после родов отвезти ребенка к маме за Урал, а самой отправляться в Москву на заработки...

Дочери Ольги Романовны, Инессе, двадцать шесть, но и внешне, и по характеру она скорее похожа на подростка: ершистая, колючая, злая, постоянно в напряжении, каждую минуту готова дать отпор. Это тем более удивительно, что первую половину жизни Инесса провела с любящей бабушкой, добрейшей души человеком. Бабушку Инесса очень любила, выросла у нее на руках, и по логике вещей должна бы быть хоть немного похожей на нее: мягкой, плавной, любвеобильной и жалостливой. 

Но как бы не так.

К сожалению, бабушки уже нет на свете: она умерла в тот год, когда Инессе исполнилось тринадцать. После похорон Ольга Романовна забрала дочь к себе в Москву и была неприятно удивлена ее жесткостью, бескомпромиссностью, какой-то озлобленностью на весь мир и, в частности, на мать. Сначала, впрочем, объясняла это шоком от потери, потом — подростковыми гормонами, потом, уже отчаявшись — неправильным воспитанием бабушки-покойницы, которая внучке все позволяла и вырастила монстра... 

Но вот прошло уже тринадцать лет со дня приезда девушки в столицу, — половина жизни! — а Инесса все та же, словно только вчера сошла с рюкзачком с поезда дальнего следования на Казанском вокзале. Нахохленный воробей, обиженный на мать.

— Ты меня бросила! — то и дело заявляет матери Инесса. — Зачем ты вообще меня родила? Ребенок тебе был не нужен. И не спорь. Если бы не бабушка, сдала бы в детдом... Почему ты не сделала аборт?

— Я тебя не бросала! — раз за разом втолковывает дочери Ольга Романовна. — Я все время была на связи! Звонила вам с бабушкой несколько раз в неделю, с тобой разговаривала, ты не помнишь, что ли? Деньги вам высылала по мере возможности. Я работала, чтобы у вас все было!

Инесса просто не жила в девяностые в глубокой провинции и не понимает, что там творилось, считает Ольга Романовна. Ей невдомек, что в городке ловить было нечего абсолютно. Люди зарплату не получали месяцами, работы не было никакой, вообще, и мать не от хорошей жизни в столицу рванула. Более-менее подзаработать в те времена, по убеждению Ольги Романовны, можно было только так.

— Каждую лишнюю копейку им отсылала! — рассказывает Ольга Романовна. — И я не шиковала, а снимала угол, работала на двух работах. Первое время на рынке торговала, квартиры убирала, хваталась за все, что можно, пока более-менее не устроилась... Какие мужики? Не до них было! Но зато к приезду дочери я сумела купить маленькую двушку, почти без ипотеки, и худо-бедно ее обставить. Теперь крыша над головой у нас с ней есть. Правда, жить со мной она не хочет...

...Инесса окончила в Москве среднюю школу, дальше учиться отказалась наотрез, пошла работать. При первой же возможности съехала от матери. Вот уже несколько лет живет отдельно, снимает комнату с двумя подругами.

— По своей инициативе на связь не выходит,  разговаривает сквозь зубы, ее позиция — ты меня бросила, ты мне не мать, я тебе ничем не обязана! Ее послушать, так хуже меня матери и не было в природе... Я ей говорю — а я посмотрю, какая ты будешь мать! Что тебе твой ребенок скажет, когда вырастет. А она заявляет — я, говорит, рожать вообще не собираюсь! Планирует жить для себя, без проблем и обузы...  Я вот думаю, может, это поколение девяностых такое: неблагодарные эгоисты, думающие только о себе? Все им должны и все виноваты...

***

А как считаете вы — вправе девушка по имени Инесса обижаться на мать?
В конце концов, ее не абортировали и в детдом не сдали, нашли вариант получше: поместили к любящей бабушке, кормили, содержали, наверняка радовали и баловали на деньги «плохой матери», которые в девяностые, действительно, простым людям с неба не падали?

Имеет ли право девица сейчас «разговаривать сквозь зубы» с матерью и упрекать ее в чем бы то ни было? Ишь, нежная какая, чувствует она себя брошенной. Подумала бы хоть немного о матери. Каково той было в столице, одной, без помощи, без угла, без копейки денег? Что могли, то для нее сделали. Мать всю жизнь пахала на двух работах, и дочь должна быть благодарна...

А может, и правда Ольга Романовна — плохая мать?
Дочь-то она оставила, как ни крути, и тринадцать лет общалась только по телефону. Не воспитывала каждый день, не варила кашку, не сидела у постели, не мерила температуру.

Права дочь со своим безапелляционным «Ты меня бросила»?

Вы на чьей стороне? Что думаете?

Этот и другие материалы вы сможете найти на моем каналеЯндекс.Дзен. Заходите на огонек!


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →