Елена Дунаева (grazdano4ka) wrote,
Елена Дунаева
grazdano4ka

Category:

Сама виновата?

Виктории тридцать один, и внешне в жизни у нее сейчас все, как мечталось когда-то: своя квартира, ребенок, муж.
Но изнутри - все совсем не радужно. Возможно, и даже скорей всего, в своих проблемах сейчас Вика виновата сама. Но ведь нет безвыходных положений, правда? Вика готова меняться, делать все от нее зависящее, ждать, наконец. Беда только в том, что, вне зависимости от ее желаний и готовности, ситуация со временем становится только хуже...

С Вадимом они поженились по большой любви, девять лет назад, справили красивую свадьбу и зажили душа в душу. В отличие от многих, не ссорились, не конфликтовали, поддерживали друг друга. На исходе третьего года Вика стала поднимать вопрос о рождении ребенка. Но Вадим повел себя странно. Сначала отшучивался, смеялся, переводил тему, уходил от разговора под разными предлогами. Так продолжалось достаточно долго. Вика вызвала мужа на серьезный разговор, в ходе которого выяснилось, что к детям Вадим еще не готов.

Виктория немного оторопела. Как это - не готов? А когда будет готов? Что для этого надо? Если время - то сколько?
Сама Вика искренне считала, что, собственно, для рождения детей люди и женятся. Перед свадьбой вопрос этот обсуждали как-то вскользь, мол, ребенок нужен, но не сразу ведь. Нужно время - притереться, присмотреться, на ноги встать. Тогда это было логично. А теперь муж, оказывается, детей не хочет. То ли пока, то ли совсем. Вот тебе и раз...

Следующие несколько лет брака Вика вела борьбу. Уговаривала, спорила, доказывала, показывала на улице малышей в колясках, убеждала мужа, что ребенок - вовсе не кошмар. Потом замолкала на какой-то период, давая мужу время, о котором он просил. Вадим оказался достойным противником: разговоры слушал, порой даже с чем-то соглашался, но твердил одно: дети - это прекрасно, но давай не прямо сейчас. Давай подождем. Ну хотя бы до лета, до дня рожения, до нового проекта, до отпуска... В конце концов, Виктория поняла, что все это - отговорки, и решилась на ультиматум - или мы рожаем, или... нам не по пути.

В результате Вадим сдался - но при одном условии: все хлопоты, связанные с ребенком, Вика берет на себя. Вадим наслышан от друзей, недавно ставших папами, о трудностях первого года, о бессонных ночах, о зубках-коликах, о сидении дома взаперти. Вика же все годы убеждает, что это не проблемы по сравнению с огромным счастьем быть родителями. Хорошо. Если для нее это не проблемы, пусть обещает, что Вадима привлекать к уходу за ребенком она не будет. Потому что Вадим хочет жить полной жизнью, полноценно отдыхать после работы, путешествовать, иметь возможность заниматься хобби и встречаться с друзьями. Если Вика не будет его в этом ограничивать - тогда можно и родить.

Вика согласилась. Разводиться с мужем и искать другого хотелось меньше всего, что там будет после родов - непонятно, да и уж не такой это труд - уход за ребенком. Подумаешь - прогулки с колясочкой, кормление малютки, переодевание в красивые костюмчики - это же одно удовольствие. Она и сама со всем этим справится. А там и у отца проснется инстинкт и любовь к малышу.
Уже через несколько месяцев тест показал: у них будет ребенок.

С самого начала беременности Вадим повел себя несколько отстраненно. Никаких походов в два часа ночи в супермаркет за селедкой с ананасами, сопровождений в консультацию, беспокойства за здоровье.
- А мы договаривались! - каждый раз язвительно напоминал Вадим. - Не забыла? Ребенок - исключительно твой проект...
Виктория списала все это на свои беременные гормоны. Отношение Вадима абсолютно нормально, просто это ей ввиду интересного положения хочется все время плакать и делать из мухи слона. Не хочет зайти в поликлинику за направлением - ну так ему не по пути совсем. Не выполняет просьбы и капризы - он вроде как и не обязан. Не смог прийти на УЗИ - ну не всякий работающий папа может сорваться и прилететь в клинику в два часа дня...

Ребенок родился - и тут стало совсем тяжко. Малышу полтора года, и все это время он полностью на матери. И днем, и ночью, и больной, и здоровый. Отец даже не смотрит на него, когда мимо идет. Он ведет прежний образ жизни - встречается с друзьями, ездит на рыбалки, сидит за компом.  Доходит до маразма - и памперс принести из соседней комнаты не хочет.
- А ты забыла, как мы договаривались? - напоминает он каждый раз. - Мне не трудно. Но... сначала памперс подай, потом ребенка подержи, потом искупай, а там и посиди с ним денек? Нет уж. Сама-сама. Помнится, ты говорила, что ребенок - это легко и весело...

Вика полностью измотана физически и чувствует себя в каком-то моральном тупике.
С одной стороны, они действительно договаривались, но с другой - мог бы и помочь. Что это за семья, когда один надрывается, не спит ночами, а другой сидит себе за компом и в ус не дует? К любимой жене разве так относятся? И это постоянное тыканье носом - а чем ты недовольна? не помнишь, о чем мы договаривались? - это раздражает больше всего. Ну ладно, первое время так - но ведь ребенок растет. У малыша тоже складывается определенная картина мира, и равнодушный отец - наверно, не самая лучшая ее деталь...
Что делать в такой ситуации, как выруливать? Сунуть ребенка в руки и пойти гулять с подружками, как советуют на мамских форумах, Вика не может - они же "так не договаривались". Уйти с ребенком совсем и строить жизнь одной - тяжело и страшно. Делить квартиру, растить малыша одной, выгребать из проблем - такого Вика для себя просто не мыслит. Да и муж у нее в целом неплохой, в других ситуациях. Но тут...

Неужели в подобной ситуации муж прав, а Вика сама виновата, и поделом? Ребенка она вообще-то тоже не обманом родила.
Что думаете?
Tags: Маленькие детки маленькие бедки, Онажемать, Папаши
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 142 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal