March 10th, 2021

Не разводиться же из-за пяти тысяч?

– В субботу с утра на дачу поехали, муж за рулем, как всегда, я рядом, – рассказывает тридцатилетняя Наталья. – Тут звонок от свекрови, я все слышу. «Ой, сынок, я в травмпункте! Шла по улице, поскользнулась, упала, подвернула ногу. Вышли, пожалуйста, пять тысяч рублей!». Да блин, ну сколько можно уже! 

– Что, часто такое?

– Просьбы дать денег-то? Да регулярно! Я разозлилась, взяла его телефон, говорю, Ольга Гавриловна, а зачем вам пять тысяч конкретно сейчас? В травмпункте помощь оказывают бесплатно, такси у вас по городу – фиксированная цена, сто рублей в любом направлении. Еще за сто рублей водитель вас до квартиры на руках отнесет. Какие пять тысяч? Может, говорю, хватит уже клянчить? Она всхлипнула, такая – ну спасибо, сынок, что не отказал родной матери! – и трубку бросила… Муж рассвирипел. Зачем ты вмешиваешься, кто тебя просит, мол! Так я потому и вмешиваюсь, что сам он не может отказать ей ни в чем! «Да, мама, сейчас, мама!» А мама уже на голову села, откровенно говоря!

Collapse )


Еще больше историй - на сайте «Семейные обстоятельства». Истории о квартирном вопросе и родственных отношениях на «Коммунало4ке» Заходите, читайте, обсуждайте!

Сдаю свою квартиру в аренду родителям, они устали жить со старшей дочерью

– …Да там дурдом у них вообще! – машет рукой тридцатидвухлетняя Юлия. – Маринка, ну, сестра моя старшая, беременна от гражданского мужа, ей сорок лет вот весной должно исполниться. И это третий ее ребенок. А живут они все вместе в родительской трешке, в смысле, наших с ней родителей: Маринка с сожителем, двое ее уже взросленьких детей от первого брака и наши мама с папой. Но это еще не все! Племянница моя, Маринкина средняя, восемнадцатилетняя, дочь, ­ тоже беременна. И срок у девы уже такой, что теперь только рожать!





Дружбы особой с сестрой Мариной у Юли нет, слишком они разные. Юля волевая, умная, целеустремленная, зато Марина – красивая. «Надо же, родные сестры, а так непохожи!» - все детство слышала Юля за спиной, и в глубине души завидовала сестре. Светлые чуть вьющиеся густые волосы, ровная кожа, большие серые глаза, точеная фигура… Кавалеров у Марины всегда было хоть отбавляй.


Collapse )


«Я из своей комнаты ни ногой: если съеду, свою долю квартиры больше не увижу»

– …А вот так вот: второй год уже не общаемся, вообще никак! – рассказывает тридцатипятилетняя Зоя. – Ни с братом, ни с его женой, ни с детьми. Живем каждый в своей комнате, двери запираем. Все ценные вещи у себя храним, продукты тоже, холодильник купили. Потому что в кухне невозможно ничего оставить – сжирается все! Невестка готовить не умеет, поэтому все вечно полуголодные у них, такие продукты, как сыр, колбаса, сладости, да даже яйца – улетают вмиг!..

Зоя с братом Владимиром живут в обычной двухкомнатной квартире на северо-западе Москвы. По документам квартира принадлежит троим: собственно брату с сестрой, а также их матери, которая двенадцать лет назад съехала к отчиму в загородный дом, оставив двушку детям.

Брат тогда только женился, они с женой ждали первенца, жить им было негде.

– Невестка иногородняя, из многодетной семьи, родители ничем особо ей помочь не могут, – объясняет Зоя. – Когда они только к нам заезжали, был разговор, что это временно. Накопят на свое и съедут. Но за эти годы ничего они не накопили! Брат то работает, то нет, женушка его со старшим ребенком шесть лет дома сидела, потом второго родила, и снова сидит. На что живут с двумя детьми? Да откуда я знаю! Факт тот, что оба целый день дома…

Collapse )