September 28th, 2013

Прикрылась ребенком?

Людмила - домохозяйка. И, хотя у нее не самая большая семья, всего-то муж и один сын-третьеклассник, дел дома, как считает Люда, по горло.
Приготовить завтрак, проводить всех в школу на работу, прибрать, заправить кровати, постирать-погладить, сбегать в магазин, а там и готовить пора - обед и ужин, пока сын со школы не пришел. Вечером готовить будет некогда. В час дня Люда отправляется в школу за сыном, забирает его, гуляет часок на улице, приводит домой, кормит обедом - и усаживает заниматься.

Собственно, уроки, домашние задания - это и есть как раз то, из-за чего Людмила не работает.
Сын у Люды учится из рук вон плохо. Науки даются ему с огромным трудом, слезами и нервами. Даже просто сидеть на одном месте, заниматься делом, читать ребенку непросто. Написать без помарок несколько строчек для него целое достижение. Домашнюю работу, простейшее упражнение по русскому из нескольких предложений, приходится переписывать несколько раз, стихотворения долбить часами, рассказики из учебника читать по очереди с мамой - предложение он, предложение она. Но настоящий кошмар - это пересказы. Параграфы из учебника окружающего мира на страничку-полторы Людмила учит с сыном по два-три часа: читает вслух, заставляет повторять, опять читает - а через пять минут в голове у ребенка уже пусто. Вот как тут быть?.. Разве что математику сын делает более-менее сносно - но при этом и по этому предмету тройки за грязь в тетради и невнимательность.

Сын с самого раннего детства был, что называется, непростым ребенком - часто болел, много плакал, плохо спал. Поздно заговорил, поздно пошел, долго давился едой и ел только перетертое в пыль. При всем при этом невролог из районной поликлиники каждый раз исправно пишет в карте: "здоров". Возможно, надо было заняться этим вопросом уже давно, проконсультироваться у другого врача, платного, сделать МРТ головы или что там еще назначают в таких случаях - но на эти  обследования, а тем паче МРТ, нужны деньги, и, как узнавала Людмила, немалые. С деньгами же все эти годы, пока Людмила не работает, очень непросто. Муж работает один, получает весьма скромную зарплату, и что-то менять не желает абсолютно.

Прочие неработающие мамы, коих сейчас много, таскают детей на целую уйму кружков и секций. Кто в бассейн, кто на танцы, кто на театральный кружок или моделирование. Людмила об этом и не думает. Во-первых, как уже было сказано, денег нет, а во-вторых - времени. И так-то уроки делают целый день, едва успевают. Садятся в три-четыре и сидят до восьми, а если, о ужас, задан пересказ, то и еще дольше. Выкроить час на кружок, да еще час на сборы-дорогу просто немыслимо, уроки и вся учеба тогда накроются медным тазом. Один уроки ребенок не сделает, это бесполезно. С Людмилой-то еле на тройки тянут.

Нет, Людмила не жалуется. Проблема в другом - муж в последнее время все настойчивее говорит о том, что денег в семье не хватает, он задолбался тянуть все на своих плечах, и, в общем, пора бы и Людмиле как-то выходить из декрета. Все равно толку от ее сидения дома никакого: тройки пацану и так поставят, обедом в школе накормят, никакого дополнительного развития ребенок не получает, и только деградирует, сидя рядом с гиперопекающей мамашей. У всех дети, у многих еще и не по одному. При этом женщины ухитряются и работать, и дом содержать, и ребенка организовать так, что он и учится на пять, и спортом занимается, и себя обслуживает. А наш, мол, ни чаю себе налить, ни хлеба отрезать в 10 лет не сумеет. Кого растим, ужас. Надо срочно что-то менять.

Причем, ладно бы так только один муж считал - с ним отношения в последнее время не очень, как-то отдалились, Людмила с сыном в одной стороне, папаша в другой. Ему легко рассуждать. Он вчера не долбил стихотворение из трех строф три часа, и даже не представляет, чего Людмиле стоила сегодняшняя четверка с минусом по литературному чтению. Ведь и плакали уже с сыном оба вчера, и ругались, и мирились, и снова долбили непослушные строчки. Папа этого всего не видел. Пришел, поел и заявил, что Людмиле работать пора и зарабатывать, хватит дурью маяться, на диване сидеть. Умный какой...

Но, вот парадокс, большинство знакомых и близких тоже считает, что Людмила ребенком лишь прикрывается. Мама, свекровь, пара работающих подруг с детьми-отличниками давно в один голос твердят - иди работай!
Хватит, мол, придуриваться, где это видано - десятилетнему верзиле параграф вслух читать. Ну подумаешь, получит пару двоек - лишить няшек, дать ремня, подзатыльник - и быстренько за ум возьмется. Воспитывать надо ребенка, а то вырастет инертный инфантил. Как он жить-то будет? Ребенок такой от маминого сиденья дома, и только от этого. Людмила изуродовала его сама. Единственное, что сейчас можно сделать, если еще не поздно, чтобы все исправить - это предоставить ребенку самостоятельность.

Честно говоря, Людмиле и самой нерадостно от своей такой жизни - вечно экономить, считать копейки, каждый день долбить эти надоевшие уроки, получать тройки с минусом и не иметь никакой своей жизни, отдельной от кастрюль, суффиксов и таблицы умножения. Она с радостью, наверно, пошла бы на работу, общалась с людьми, одевалась и красилась - и не видела бы этих исчерканных тетрадей. Но как тогда сын? "Получит пару двоек" - легко сказать со стороны. Их же потом исправлять надо, двойки. А как он их исправит, один?
Выйти сейчас на работу, чтобы проработать месяц, запустить учебу сына так, что потом не выгребешь, и схватиться за голову? Так и будет, Людмила просто уверена. Может, это все-таки мужу надо поднапрячься и заработать на семью?

Или это действительно надуманная проблема? Ребенок вполне может справиться и один - если поймет, что сидеть с ним часами больше некому?
Учатся же как-то дети матерей-одиночек. Может, действительно, Людмила излишне драматизирует, потому что не хочет работать, не представляет, куда идти сейчас, после 10летнего перерыва, нервничает, и муж прав - прикрывается ребенком?
Стоит ли при таких вводных выходить на работу, оставив сына на продленке?
Что скажете?