April 9th, 2013

Как подружиться с невесткой?

Нине Юрьевне немного за пятьдесят.
Она считает себя человеком независимым, самостоятельным и достаточно сильным: всегда рассчитывала только на себя, в одиночку в лихие девяностые вырастила сына, почти всегда работала на двух работах и никогда не жаловалась. Главное - все было не зря. Сын вырос замечательным: самостоятельный, уверенный в себе, трудолюбивый, целеустремленный, а главное, всегда готовый прийти на помощь. Работает, давным-давно живет отдельно, женился три года назад - все хорошо.

Проблема в одном - у Нины Юрьевны никак не складываются отношения с невесткой.
Делить женщинам абсолютно нечего - вместе никогда не жили, встречаются редко, друг от друга никак не зависят. Нина Юрьевна не лезет в семью, не дает советов, не пытается ни на что влиять - тем не менее постоянно чувствует холодок отторжения от невестки Светы.
Та как будто ревнует мужа к матери, в каждом шаге свекрови  видит попытку вмешаться, контролировать, навязывать свое мнение, манипулировать сыном.

Нина Юрьевна выходит на связь не часто - раз в два-три дня звонит  сыну на мобильник, узнать, как дела. Невестку бесят, как она выражается, эти звонки без повода.

- Опять! - шипит Света. - Только расслабишься вечером, звонок. И ладно бы по делу! Но когда говорить не о чем, это невыносимо! Одно да потому! Что можно ответить на вопрос "как дела"? Два дня назад было все нормально, что могло измениться-то?..

Не звонить сыну совсем Нина Юрьевна тоже не может. Сын возвращается с работы поздно, чтобы срезать дорогу со стоянки, часто идет через темный парк. Да и вообще, мало ли. У Нины Юрьевны, кроме сына, больше никого. Звонить днем на работу - неудобно. Просила, чтоб звонил сам, когда может поговорить - но он забывает. А Нина Юрьевна волнуется, не случилось ли чего...

Во время редких встреч с невесткой Нина Юрьевна чувствует себя как на вулкане.
То не скажи, это не спроси, другое - не ваше дело. Прежде чем что-то сказать, надо подумать сто раз, как это будет воспринято. Общаться в таком режиме очень тяжело, а главное, непонятно, почему так складывается. Ведь Нина Юрьевна не делала Свете ничего плохого. Ладно бы вредила, разводила, интриговала, строила козни. Но нет, не было такого. Наоборот, Нина Юрьевна рада, что у сына семья, что он не один, что все как у людей - ведь вдвоем по жизни идти куда легче...

Нет, ну насильно мил не будешь, Нина Юрьевна прекрасно понимает. Видимо, как бывает любовь с первого взгляда, точно так же существует и ненависть.
К Свете свекровь абсолютно не лезла, но сейчас невестка на восьмом месяце беременности. Нина Юрьевна всегда мечтала о внуке. Поэтому пытается наладить контакт с его матерью.
- Светочка, как ты себя чувствуешь? - звонит ей Нина Юрьевна.
- Ой, ну как я могу себя чувствовать, Нина Юрьевна! - раздраженно отвечает Света. - Я - не больна! Нормально! Не надо меня постоянно спрашивать о самочувствии, как умирающую!
- Врач-то что говорит? На УЗИ тебе когда?.. Ой, а у меня так ноги отекали в свое время на твоем сроке - у тебя не отекают?
- Нина Юрьевна, у меня все в порядке! - чеканит фразы Света. - Вы чего звоните-то? По делу? или так?
- Может, тебе что-то хочется? - допытывается свекровь. - Я в магазин иду, могу тебе купить, что надо - ты скажи! Может, фруктов? Или творога? Или мяса давай куплю, какого, скажи!
- Ничего мне не надо! - отмахивается невестка. - До свиданья, Нина Юрьевна!

Даже Светина мама говорит дочери, что так нельзя - к тебе, мол, всей душой, а ты все время задом.
Но у Светы уже сейчас настрой - "рожу и свекрови не покажу". Это, мол, только мой ребенок. Ребенку сейчас, кроме матери, никто не нужен. Нечего сейчас на него и смотреть. Вот подрастет - придете в гости...
Жаловаться сыну Нина Юрьевна не хочет - зачем вносить разлад в молодую семью. Старательно делает вид, что все в порядке. Хотя все совсем не в порядке, Нине Юрьевне больно и обидно. Раньше она думала - ну вот будет Светочка беременна, все будет проще. Теперь надеется - ну, может, вот родится ребенок, тогда невестка сменит гнев на милость. Хотя уже сейчас понимает - совсем не факт, что так будет...

Можно ли как-то сломать лед? Как строить отношения с такой невесткой?
Есть ли надежда, что в будущем все утрясется?
Что думаете?

Старые детские вещи. Кто кого выручает?

Алина с детства не любит копить хлам, веря в то, что старые вещи, лежа без дела, копят дурную энергетику.
Вещь должна служить хозяину. Если использовать ее нет желания, или возможности, или нужды - надо от нее избавляться.
Алина всегда без проблем расставалась со старьем. Только вот после того, как она родила ребенка, в этом плане на нее нашел ступор. Сын очень быстро рос, вещи целыми партиями мигом становились малы, но просто  отнести их на помойку почему-то казалось чуть ли не предательством.

Ведь совсем недавно, буквально вот несколько месяцев назад, одежда и ботиночки для малыша покупались с такой любовью и нежностью!
Эти костюмчики дарила внуку Алинина мама, ту смешную шапочку они выбрали в магазине вместе с мужем буквально в день родов, а голубые ползунки в числе прочего привезла в подарок любимая старшая сестра из Канады. Носочки такие маленькие и трогательные, а голубая кофточка такая мягкая, что просто взять и выбросить рука не поднималась. Каждая вещь просто дышала теплом. Алина собирала их в пакеты и складывала на антресоли.

Однако вскоре стало понятно, что антресоли уже не справляются.
Надо было что-то решать, и Алина вспомнила про бывшую одноклассницу Наталью. Наталья жила непросто: двое детей, сожитель, который то придет, то уйдет, нестабильный доход... Второй ребенок родился совсем недавно, и с деньгами было совсем туго. Только на еду. Алина позвонила Наталье.

- Послушай, у нас столько от сына остается барахла! У тебя же тоже мальчик? Возьми одежду, а? У нас все новое почти. Хранить негде! А вам пригодится! Вещи хорошие, много фирменных, выбрасывать рука не поднимается...
- А чего для второго не оставишь? - после паузы спросила Наталья.
- Ой, Наташ, ну до второго мне еще долго! - засмеялась Алина. - А от завалов надо избавляться!.. Знаешь, ты меня очень выручишь, если заберешь!

Алина была просто уверена, что Наталья ухватится за предложение с благодарностью. Про "выручишь, если возьмешь" она ввернула, конечно, просто для красного словца, чтобы Наташа не комплексовала, что ей отдают "старье", после чужого ребенка. Но реакция была удивительной:
- Ой, ну что с тобой делать! - вздохнула Наталья так, как будто Алина не свои ей вещи предлагала, а наоборот, просила у нее. - Вези уж свое барахло, так и быть. Ладно, выручу...

С тех пор вот уже несколько лет они так друг друга и "выручают".
Наталья каждый раз морщится, вздыхает, делает вид, что не очень-то и надо. Алина же рекламирует свои вещи как заправский коммивояжер:
- Наташ, а вот ботиночки, очень хорошие! Возьми, мы только пару недель успели поносить! Смотри, как хорошо - как раз на такую погоду, как сейчас...
- Ой, ну не знааааю, - смущенно тянет Наталья. - У нас там вообще-то какие-то были ботинки, еще от старшего... Оставь, ладно, я потом посмотрю... спасибо, конечно...

Нет, ну Алина понимает, что бухаться ей в ноги и блгодарить со слезами на глазах за старые вещи никто не будет. Но...
- Ну как так можно! - разводит она руками. - Отдала вещей на десять тысяч, и чувствую себя так, как будто меня же еще и "выручили", приняв мое добро... Еще и губки морщит, потрясающе!  Ужас какой-то! Нет, это в последний раз! Лучше вон действительно нуждающимся, в детский дом отдать! А нет - так бомжам на помойку!

Тем не менее на практике оказывается отнюдь не все так просто.
В московский детский дом старые ношеные вещи не берут, ехать куда-то в регион с вещами целая проблема, а тупо снести хорошую одежду, купленную за большие деньги, на помойку - просто жаль, поэтому спустя полгода Алина опять звонит Наталье:
- Как дела? Слушай, вещи не возьмешь? У меня комбез хороший есть, как раз на сейчас, отличная вещь! Не посмотришь? Кофточки замечательные, одна так даже с этикеткой еще. Джинсы из Зара. Возьми, а?
- Ну лаадно, давай, - тянет та. - Джинсы у нас вообще-то есть, но раз тебе не нужны, заберу - пригодятся... И кофточки тоже. И колготки. А сапог резиновых на двадцать девятый размер у тебя там не завалялось? Вот сапоги бы мне нужны были, да... Пижамы? Шапочки? Брюки? Ну вези, ладно, раз тебе не нужно... Выручу...

С одной стороны, Наталья бы должна рассыпаться в благодарностях. С другой стороны - она ведь ничего не просит, и Алина отдает ей вещи, которые, по-хорошему, "все равно выбрасывать", как в том анекдоте. Стоит ли так уж благодарить за такие подачки?
Кто кого выручает? Что думаете?