January 11th, 2013

Дочки-матери...

Алене двадцать восемь, уже шесть лет она замужем. Живут с мужем душа в душу, как в сказке. Для счастья есть все, но, как в той же сказке, одна беда - с детьми никак. Вроде бы женский фактор. Последние лет пять Алена лечится, обследуется, принимает лекарства, делает узи по определенным дням, год назад решилась даже на лапароскопию - говорили, уж после операции-то точно все должно быть в порядке. 
Однако - как бы не так. Месяц за месяцем проходит - а результата нет.

- Вы только не сдавайтесь! - заклинают врачи. - Надо верить в чудо. Знаете, какие чудеса порой происходят - просто руками разводишь от удивления. И у вас все получится, вот увидите! Вы еще такая молодая!..
Алена, конечно, верит, но каждый день ждать чуда на протяжении шести лет - занятие тоже утомительное. Честно говоря, Алена немного выбилась из сил. Сейчас они с мужем решили пока отложить этот вопрос, просто выбросить все из головы. Жить, как живется, лет до тридцати, благо, время есть - а там, может быть, задуматься об усыновлении, если чудо, паче чаяния, не произойдет.

И только Алена убрала в своей квартире с глаз подальше все, что может напомнить о детях, и настроилась "не думать" - как тут новость, как гром среди ясного неба.
Нет, у самой Алены с мужем все без изменений.
Беременна ...Аленина мама, сорокадевятилетняя Людмила Ивановна. Причем, уже и срок уже хороший. Бывает так, говорят, у возрастных женщин - ни сном не духом не знаешь, уверена, что это климакс, а там, оказывается, ребеночек. Людмила Ивановна сама в шоке. Сначала и слышать не хотела о том, чтоб рожать, вот еще, людей смешить. А потом подумали с мужем, посоветовались с врачами и ...решили ребеночка оставить. Всегда хотели двоих детей, Аленку родили в юности, в студенчестве, растили ее в основном бабушки, что такое быть родителями, в свое время и понять не успели. А потом все как-то закрутилось: голодные годы, переезды, проблемы с жильем - так за вторым и не собрались. И не думали уже, внука ждали, были посвящены в Аленину проблему и помогали изо всех сил - поддерживали, утешали, врачей искали, по больницам ездили...

Молились вместе с дочкой, чтоб Бог послал ребеночка.
Вот Он, видимо, и послал, да...
В общем, ждут теперь, готовятся стать родителями. Обоим как крышу снесло на старости лет, все разговоры о ребенке.
Сказать, что Алена от всего этого в шоке - ничего не сказать. Нет, она старательно держит себя в руках, проявляет заинтересованность, но внутри ее корежит. С одной стороны, от зависти к матери, с другой - от чувства вины за эту зависть и обиду. Чего обижаться-то, никто же не виноват, что так получилось. Мама счастлива, это замечательно. Если бы она могла передать свое состояние дочери - она бы, без сомнения, с удовольствием это сделала, но это невозможно. 
Поэтому Алена старается мать поддержать, надев на лицо улыбку.

А Людмила Ивановна будто не замечает - по несколько раз на дню звонит рассказать, как она сходила в поликлинику, что сказал врач, советуется с Аленой по поводу покупок, имени, перестановок в квартире, связанных с грядущим увеличением семейства. Все темы, которые заводит Алена, мама сводит к одному. Алена со вздохом терпит - видимо, у мамы гормоны. Да и поговорить Людмиле Ивановне о ребенке особо не с кем. Большинство подруг тайно или явно крутят пальцами у виска.
Но недавно Алена оказалась свидетелем разговора, который окончательно выбил ее из колеи.
К маме в гости заскочила хорошая подруга. 

- Смелая ты женщина, Людмила! - сказала она. - Я вот в сорок не решилась, наверно, зря... А ты - молодец! В пятьдесят почти! родишь и будешь молодой мамой. Лишь бы сил хватило!
- Да теперь уж конечно, рожу! - беспечно махнула рукой мама. - Осталось не так уж много! А силы... Вон, у меня дочка взрослая! В случае чего, вырастит, не бросит. Они же, представляешь, усыновлять собрались - теперь им и усыновлять не надо будет. Вот, ребенок родится - пусть воспитывают, реализовывают свои инстинкты...

Говорят, обижаться на беременных грех, но Алена на этот раз серьезно обиделась. Сказала матери, что это ее ребенок, и на старшую дочь пусть она не рассчитывает. Мать, в свою очередь, тоже обиделась, наговорила Алене тяжелых и обидных слов. Мол, потому Бог тебе своих и не дает, что ты за других не радуешься. И вообще детей не любишь, раз не хочешь воспитывать брата/сестру. 
Мол, от всех ожидала подлости, но не от родной дочери. Не думала, что ты такая завистливая и гадкая, тьфу.

Но кивать головой у Алены уже тоже сил нет.
Хотя, может, зря она начала скандал? В конце концов, пока мать в силах, она будет воспитывать малыша сама, а уж если ЧП, то тут уж Алена, конечно, в детдом не сдаст, что бы сейчас не говорила... С другой стороны, поддерживать мать в мысли, что все так просто, проблем нет, Алена в любой момент подключится и вырастит ребенка, как своего - тоже не хочется.
Мать сама решила рожать - пусть надеется на себя.

Права Алена? Или это зависть вскипела и забурлила? И стоит сейчас мать всячески поддерживать и обещать ей всякое содействие, все равно ведь ругаться сейчас смысла нет, только отношения портить, а проблемы надо решать по мере их поступления?
Что думаете?