November 29th, 2012

Гормоны или дурь?

У Тамары Михайловны - двадцативосьмилетняя замужняя дочь.
Вот уже три года живут вместе, втроем: дочь с мужем и Тамара Михайловна, благо, большая квартира позволяет. Планируют, конечно, разъезжаться, копят деньги, но, даже по самым радостным прогнозам, несколько лет еще им жить в таком составе, лишь потом смогут что-то планировать. 
Надо отметить, то до сих пор все неплохо ладили. Зять у Тамары Михайловны - парень веселый, с юмором, в быту неприхотливый, ну а уж с родной дочкой-то найти общий язык всегда проще, чем, скажем, с невесткой. Домашние обязанности распределили, деньгами сбрасывались, друг другу особо не докучали. Да и некогда было ругаться: все трое работали полный рабочий день, уходили рано, приползали поздно - кто в восемь, кто в девять. Времени оставалось только парой слов переброситься, да спать.

В самом начале совместной жизни, когда обсуждали перспективы, Тамара Михайловна аккуратно поинтересовалась планами молодой семьи относительно рождения детей. В том ключе, что, мол, давайте, пока вместе живем, рожайте, втроем ребенка поднимем, я буду помогать. Лучше уж сразу "отстреляться", пока силы и здоровье есть у всех. Но молодые замахали руками - мол, нет, сначала надо на ноги встать,  квартиру свою заиметь, а уж потом и о детях думать. Тамара Михайловна пожала плечами и больше эту тему не поднимала. Дело их.

...А недавно молодые обрадовали тещу: они ждут ребенка.
Беременность случилась несколько неожиданно, тем не менее, раз уж так получилось, будут рожать...
- Понятно! - спокойно сказала Тамара Михайловна. - Ну что ж, поздравляю! Будем ждать...

И с этого момента дочери Тамары Михайловны просто крышу снесло.
Срок совсем маленький, а она уже прямо беременная-прибеременная. На всю катушку. Ни кружку за собой не помоет, ни ванну не ополоснет - не царское дело. Тамара Михайловна как на минном поле. Спросила утром, как здоровье и самочувствие - значит, будет  в ответ высокомерное:
- А как я себя должна чувствовать? Я что - больная? Беременность - не болезнь!
Не спросит - значит, получит обидку: мол, хоть умри тут на глазах у них - никто не почешется...

Слово "беременная" в семье произносится раз сорок в час. Зять, будущий счастливый отец, носится электровеником, а вместо благодарности от жены получает лишь выговоры:
- Вот сделал мне ребенка - теперь не отсидишься за компом! давай иди мне чай неси! 
- Ты с ума сошла? - потихоньку пытается наставить Тамара Михайловна дочку на путь истинный. - Ты кем себя вообразила?? Нельзя так! Ты вообще что говоришь-то, как себя ведешь, посмотри на себя со стороны!
У дочери слезы градом из глаз - ах, я беременная, у меня гормоны, а тебе не понять, ты жестокая, бесчувственная, тебе и ребенок мой не нужен, ты даже не обрадовалась, когда тебе сказали... Я думала, ты расплачешься, обниматься кинешься, а ты... чашку чаю вас попросила принести, и то целая проблема! Ненавижу вас всех! Не надо мне ничего! сама пойду за чаем, а этот пейте сами!..

- Ну может и правда гормоны? - вздыхает Тамара Михайловна. - Только ведь так и хочется сказать: в наше время никаких таких гормонов у женщин не было... Слова-то такого не знали, и вели себя скромнее. Да и Татьяна тоже, до тех пор, пока не узнала про беременность, два месяца была вполне нормальной.  Так что - какие там гормоны! Дурь!

А прошлой ночью Тамара Михайловна сквозь сон вдруг услышала, как хлопнула входная дверь. Конечно, соскочила, побежала выяснять: что случилось? Кто ушел? Кому-то плохо?
- Я Николая отправила в супермаркет! Персиков хочу. И малины! - сообщила дочь.
- А сколько времени? - со вздохом поинтересовалась Тамара Михайловна.
- Почти три часа. А что? Я - беременная. Мне - захотелось! Имею право! Это и его ребенок, пусть побегает, а что!
...Полночи зять носился по ночным супермаркетам в поисках персиков, Тамара Михайловна, волнуясь, ждала его на кухне и координировала поиски, а беременная прЫнцесса завалилась спать. Наутро всем троим на работу...
Когда Тамара Михайловна посмотрела на упаковках, сколько стоит купленное великолепие, у нее перехватило дыхание.

- Таня, вы что, олигархи, что ли? - наутро попыталась поговорить она с дочерью. - Зачем тебе эти персики? У вас ребенок будет, столько сейас всего надо, а ты деньги разматываешь на какую-то дрянь...
Но какое-там.
Дочь в слезах ушла на работу, а мать чувствует себя человеконенавистницей...

Зять, умница, терпит все безропотно, таскает чай, моет чашки, стирает жене трусы, а Тамара Михайловна уже на грани.
Еще полгода беременности впереди, и как ее пережить, непонятно. Была бы то не дочь, а невестка, Тамара Михайловна бы уже давно выставила нафиг за такие выкрутасы, терпеть бы не стала. Но своего родного ребенка-то куда денешь?
Съехать от них самой, пусть как хотят? Уже и такие мысли бродят, но Тамаре Михайловне жалко зятя. Так она его хоть поддерживает, успокаивает и отпаивает чаем на кухне, а не будь ее - разбегутся через месяц. А у них теперь ребенок.
Дочь нормальных слов не воспринимает, сразу в слезы. И жалко дурочку, и хочется, не смотря на беременность и возраст, задрать юбчонку и дать ремня...

Как быть?