September 27th, 2012

Зов крови?

Аллу с сестренкой мать растила в одиночку. Отец ушел из семьи, когда Аллочке было всего пять, а сестре не было и года.
Ушел подло и некрасиво, вывез из дома почти все вещи, и даже не оставил адреса.

Как выживали  без отца и вообще какой-либо помощи - это отдельная история. Мать всю жизнь билась, как рыба об лед, на двух работах, чтоб одеть и прокормить. Жили с копейки на копейку. Обедали в садике и в школе, носили то, что люди отдадут, донашивали друг за другом. От алиментов папашка бегал, как мог. Несколько раз вслух прилюдно открещивался от дочерей, осыпал бывшую жену с "ее выродками" проклятиями - в общем, грязи было много.
И, хотя мать по возможности старалась оградить детей от всего этого, они все равно были в курсе, с детским интересом подслушивая разговоры взрослых. Особенно старшая, Алла. С детства она знала, что отцу не нужна, у него другая семья, другой ребенок. И, конечно, мечтала - вот вырастет, выучится, придет к папе вся такая взрослая, красивая, богатая - и тот, безусловно, поймет, что потерял, и зальется слезами раскаяния.

Аллочкина мать в конце концов плюнула и вычеркнула этого человека из своей жизни раз и навсегда. Плохо о нем детям не говорила, однако все разговоры и вопросы девочек на эту тему обрывала. Всю жизнь прожила одна, растила детей, обеим дала образование. Девочки вышли замуж, родили своих детей. Младшая с семьей живет в Канаде, Алла с двумя детьми и мужем - в Москве, рядом с матерью. 

И вот приспичило Алле в возрасте за тридцать найти биопапу.
Всю жизнь жила и не думала о нем, а тут, видать, кризис среднего возраста накрыл. 
Просто хотела посмотреть в глаза, показать, что и без него выросли они с сестрой прекрасными людьми. Как в тех детских мечтах - чтоб понял, что потерял.

Захотела - и нашла, благо, найти человека в наше время совсем не проблема.
К ее удивлению, папаша совсем не производил впечатление негодяя.
Интересный семидесятидвухлетний мужчина, приятный в общении, умный, начитанный, свободно пользующийся интернетом, имеющий свой взгляд на вещи. Встретились один раз, другой, третий - и чем дальше, тем больше это общение затягивает. Алла даже не ожидала такого.  С отцом Алла на одной волне. С ним легко и приятно, они понимают друг друга с полуслова. С мамой совсем не так. Та циничная, озлобленная, а с возрастом все только усугубляется. От нее Алла слышит одну критику и тщательно взвешивает каждое сказанное ей слово, и после часа общения с мамой она - как выжатый лимон. С отцом Алла просто отдыхает душой.

Отец познакомил Аллу со своей семьей - сыном жены от первого брака, которого вырастил как своего, и своей дочерью. И Алла вдруг почувствовала себя в центре большой дружной семьи. Честно говоря, Алле всю жизнь не хватало такого общения. Буквально за несколько месяцев передружились семьями так, что уже и не представляют, как жили до этого.

И все бы ничего, только Алла чувствует себя предательницей по отношению к сестре и матери.
Те и слышать о папаше не хотят ни слова.
- Ты совсем, что ли, с ума сошла! - возмущается по телефону сестра. - Зачем он тебе нужен??? Быстро ты забыла, как овсянку в кипятке размачивали, как из валенок в босоножки перелазили, и как полкласса смеялись над твоим дырявым портфелем, из которого ручки сыпались... Тогда тебе это ерундой не казалось! Спроси у своего папочки, где он был в тот год, а? И почему не мог дочерям хоть одни на двоих резиновые сапоги купить?.. Сын его, которого он "как своего" вырастил, интересно, тоже на овсянке сидел и в валенках по лужам в школу ходил? Ты спроси, спроси!... Зачем ты вообще полезла его искать, я не понимаю! Он тебя не искал, называл выродком, копейки не дал, с днем рождения не поздравил ни разу. Ты - дура, вот и все!.. Слушай, а может, ты получить что-то хочешь с него? Наследство? Нет? Ну тогда точно дура...

Честно, ни о каком наследстве Алла и не думает, и не знает даже, есть ли у отца что-то за душой. Кажется, живет он в квартире жены, да это все и не важно. Дело-то совсем не в этом. 
Матери Алла и вообще не говорит о том, что нашла отца и общается. И боится, что дети проговорятся, куда и к кому ездили в воскресенье.
Что с той будет, страшно представить.

Да и самой себе Алла объяснить не может такой вдруг вспыхнувшей дочерней любви - после всего, что было в жизни. Еще полгода назад она сама бы в такое не поверила.
- Ну ты же понимаешь, я не мог вам особо помогать! - сказал как-то отец. - У меня тоже было двое детей. И на зарплату инженера не пошикуешь...
И даже после этих слов Алла почему-то не может обижаься на отца.

Алла права, и что было, то быльем поросло? Родня должна держаться вместе, и не важно, что там было несколько десятков лет назад, кто кого бросил и не кормил.
Важно лишь то, что здесь и сейчас?
Или все-таки предательство не имеет срока, его нельзя прощать, и Алла - действительно беспринципная дура?
Что думаете?