August 16th, 2012

Экстремальный отпуск

Елена вообще-то человек не завистливый. Всегда искренне радуется за подруг, жизнь которых складывается удачно. Завидовать особо и нечему: у самой Елены, вроде бы, тоже все неплохо. Нормальный любящий муж, двое детей, хорошая работа, достаток в семье.
Впрочем, есть пункт, на который в чужих семьях Елена смотрит с ревностью: нормальные отношения с родственниками мужа. Честно говоря, подруги редко хвалят свекровь и ее семью. Но даже если они жалуются, Елена все равно завидует. Хуже ее свекра и свекрови, по ее мнению, не бывает.

Елена и Вадим поженились молодыми по большой любви. Она была студенткой университета, он - курсантом военного училища. Близкие оказались не готовы к столь раннему замужеству Елены, отговаривали, просили повременить:
- Вы разные, понимаешь? Посмотри на его семью. У тебя родители интеллигенты, отец на высоких должностях, мать - педагог со всеми мыслимыми регалиями, работали всю жизнь, развивали детей - театры, экскурсии, поездки. А у него колхозники, пьяницы, к детям отношение как к поросятам - сыты и ладно...

Но Елена, конечно, не слушала никого. Поженились, закончили учебу, уехали в Сибирь, жили временами очень трудно - ее мама с папой всегда выручали. По окончанию контракта решили вернуться в родной город, и опять папа помог с работой и жильем. Ее родители во внуках души не чают: и подарки, и секции, и отпуск на море. От его родни даже привета на праздники нет, хотя Елена исправно всех поздравляет.

Но все это ерунда. Пережили бы и без их подарков.
Раз в год Вадим считает долгом посетить своих родителей, и вот эти поездки для Елены - настоящее стихийное бедствие, после которого она неделями приходит в себя. Пока дети были маленькие, чаще ездили всей семьей, это лучше, потому что под Елениным контролем ситуация более или менее держится в рамках.

Беда в том, что родственники считают необходимым и разумеющимся каждый приезд сына отметить обильным алкогольным возлиянием. Елена сама там не пьет (она такую гадость не пьет вообще). Так что там ее побаиваются и не задевают. Сжав зубы, она смотрит на все каменным взглядом. Вадима надолго не хватает, и Елене обычно надо просто подождать два - три дня, что бы муж признался сам, что хочет домой.

Само собой разумеется, эти поездки Елене не в радость. Казалось бы, нечего туда ездить и детей таскать, чтоб смотрели на пьяных родственников. Мужу надо - пусть едет один. Но когда муж там один, ситуация меняется в корне: пить через три дня он не прекращает, на звонки отвечает хамством и претензиями, возвращается дней через 10 и без денег ( на его деньги и пьет родня). Обсуждать случившееся отказывается, и про родню плохо говорить не позволяет.
Каждый раз по приезду скандал до небес, вплоть до развода.

Впрочем, через неделю-другую жизнь входит в колею. В остальное время Вадим хороший муж и отец: заботится, все делает для семьи и детей, работает, все в дом. Ну выпил человек раз в году, расслабился, с кем не бывает. недостатки есть у всех. Елена, подумав, смиряется - до следующего года. Жалко, конечно, очередной по-дурному прошедший отпуск, но и к этому Елена уже привыкла.

В этом году все пошло опять по привычному сценарию. Отпуск у Вадима начался на две недели раньше. Он уехал: первые три дня было нормально: звонил 2 раза в день, беспокоился за сына сдающего экзамены после 9 класса. Потом дело стало плохо - на телефон отвечал пьяным, домой собиратся перестал, дальше и вовсе пропал. Елена позвонила свекрови. Свекровь мстительно заявила, что он имеет право, он у родителей - и отключилась.

Через пару дней муж вернулся сам в таком виде, что Елена ужаснулась. Таким она его еще не видела. В чужой одежде, денег хватило только на бензин. Но самое ужасное - почти в невменяемом состоянии он ехал за рулем несколько сотен км! Доехал чудом, и чудом никто не пострадал.
Судя по всему, он вообще приехал домой машинально, не соображая, что делает.

Проспавшись, муж привычно от комментариев отказался, ни в чем не раскаивается. Ну разве только в том, что пьяным гнал по трассе.
- А ты сама виновата! - сообщил он. - Не поехала со мной, а я что? Я ничего. Это мои родственники, я от них не отрекусь, вот осенью еще поедем - вместе с детьми!  

Елена ехать туда не хочет, отпускать мужа боится, не отпускать бесполезно, уедет сам.
Что делать, как думаете?

Надо ли делиться?

Моя приятельница Людмила - из многодетной семьи. У нее младшие сестра и брат. Все уже люди взрослые, самостоятельные, все живут своей жизнью. У всех семьи.
Одна беда - во взрослую жизнь все трое вышли, унося с собой лишь по чемодану личных вещей. Ни квартир, ни машин, ни дач в наследство не получили. Родители остались в старенькой панельной двушке, где, к слову, у каждого из детей своя доля. Но эта доля, конечно, курам на смех. Каждый из детей решает ситуацию с жильем сам, как может. 

На сегодняшний день Людмиле тридцать пять, она замужем второй раз. У нее двое детей, один от первого брака, второй от второго. Живут в квартире, принадлежащей мужу. Живут хорошо, тем не менее Людмила прекрасно понимает, что у самой у нее с детьми за душой ни одного своего метра площади. Грубо говоря, если что - она на улице.
Тем не менее живет, а что делать, гонит от себя плохие мысли и всеми силами пытается не допустить никакого "если что", потому что идти некуда. Хотя и роптать-то грех, у младших с жильем еще хуже.

Второму брату тридцать, у него жена, маленький ребенок и кабальная ипотека на двадцать пять лет. Платит с огромным трудом. Жена несколько раз порывалась выйти из декрета, чтоб было легче, но ребенок в сад ходит на денек раз в три недели, болеет просто беспрерывно - то бронхит, то отит, то двусторонняя пневмония. В общем, уволилась и сидит дома, время от времени пытаясь что-то подзаработать, то сидя с ребенком подруги, то нанимаясь к соседям мыть полы и окна, но это все капля в море. И помочь некому. 

Третьей сестре двадцать пять, живет в гражданском браке в съемной квартире. На вопросы "Что же дальше?" только пожимает плечами. Дальше - неизвестность. Купить квартиру на ее доходы нереально, и даже ипотеку никто не даст.

У всех троих теплилась призрачная надежда - бабушкино наследство.
Старушке 84 года, и у нее в собственности приличная двухкомнатная квартира в хорошем районе. Конечно, на троих не Бог весть что, но хоть что-то. Мыслями на этот счет не делились, но каждый в глубине души рассчитывал на часть.  
Нет, пусть бабушка, конечно, живет долго, но ведь рано или поздно, так или иначе...

...Несколько месяцев назад бабушка пригласила к себе Людмилу "для серьезного разговора". Оказывается, бабушка при жизни хочет оформить дарственную на свою квартиру на старшую внучку. Целиком, без всякой дележки. Вот такое ее решение. Младшая сестра живет в ГБ, и старушка этого не одобряет, о чем не раз говорила - сестра только отмахивалась. Не хочет слушаться - никакого ей наследства. В конце концов, к родителям уйдет. Брат, как ни крути, все-таки мужик, пусть решает проблемы сам. А у Людмилы двое детей, к тому же из всех троих внуков бабушке ближе именно она.
На следующий день бабушка пригласила "на разговор" всю остальную семью и всем огласила свою волю, чтобы не было недопонимания. А вскоре и поступила так, как хотела - оформила дарственную на старшую внучку.

Как и можно предположить, с этого момента спокойная жизнь в семье кончилась. При бабушке все молчат, но Людмиле уже проели плешь - кто молит, кто требует, кто демонстративно перед ней пьет валидол. Все просто уверены, что Людмила обязана поделиться: после смерти бабушки продать квартиру и разделить деньги на троих.
Нет, ну юридически-то, конечно, она не обязана.
Но по-человечески?

- Ты одна из троих нормально живешь в квартире! - заявили ей родственники. - Не платишь ни ипотеку, ни аренду! Да у бабки маразм уже!.. Неужели у тебя хватит совести заграбастать все себе?!
Людмила заявила, что пока бабушка жива, никакого разговора ни о чем быть не может. Бабушка будет жить в квартире по-прежнему, а там, мол, посмотрим. 
Вечером после этого разговора позвонила мать и попросила Людмилу "в таком случае" отказаться от доли в их квартире - в пользу сестры и брата.

Честно говоря, с самого начала Людмила думала, что надо как-то поделиться, нельзя все забирать себе.
Но в последнее время, глядя на эти скандалы и слушая вопли, ловит себя на мысли, что после всего услышанного в свой адрес - делиться совсем не хочется. Хотя это плохо, наверно - не по-человечески, не по-сестрински, не по-христиански. Совесть у Людмилы болит.
- Ты дура, что ли! - говорит Людмиле лучшая подруга. - Не выдумывай! Вот еще, делиться! Эх, если бы мне вот так кто квартирку подарил... 

А вы бы поделились с братьями-сестрами, а?