June 15th, 2012

"Дочка просит развестись..."

У Леры вроде бы счастливая семья - муж, две дочери, 13 и 2 лет.
С мужем вместе с юности, уже пуд соли съели, и с другим человеком Лера себя просто не представляет.
Подруги ей завидуют - все считают, что Лерин муж не только семьянин примерный, но еще и отец, каких поискать. С первой дочерью и ночами вставал, и с коляской гулял, и в саду воспитатели только его и знали, мать почти не видели - он ребенка и приводил, и забирал, и на участке беседку красил, и в группе стенды делал...
А сейчас все то же самое проделывает с младшей дочерью.
Выводит ее во двор и в парк, таскает на плечах, балует и гордится.

Мало кто знает, что отношение к старшей дочери с рождением второй (а может, и вне зависимости от этого, потому что началось все немного раньше, лет с 10 старшей) у папы поменялось в корне.
Надо сказать, девочка сильно изменилась.
Из пухленькой кудрявой хохотушки получился полноватый угловатый подросток, к тому же не особо хватающий звезды с неба в плане учебы. И в этом обличье папа ее словно бы не узнает.

Папе все не так и не то.
Не так сидишь, не так глядишь, дышишь громко, чихаешь по-мужски, ходишь как слон, смеешься не к месту...
По математике за третью четверть вышла тройка - папа орал так, как будто вся жизнь под откос.
Взялся заниматься. Во время этих занятий орет как ненормальный, психует, совершенно не выбирая слов - тупая, и овца, и бестолочь... Ребенок сжимается, хлюпает носом, никакая математика, естественно, на ум не идет.

Ситуация усугубляется тем, что в семье растет вторая кудрявая хохотушка, которую папа просто боготворит. На руках таскает, все прощает, балует, любит и гордится. В то время, как старшую только шпыняет.

Много раз Лера пыталась поговорить с мужем о том, что так нельзя.
Муж искренне изображает непонимание. 
- А что такого? Тройка по математике за четверть - это из ряда вон, и заниматься надо. Заниматься она не хочет, глаза пустые - надо приводить ее в чувство. Иначе скатится до двоек, будет хуже. Воспитывать тоже надо, чтоб не топала, не хлопала, вещи берегла. Взрослая же девка, должна понимать. Нечего изображать кисейную барышню, подумаешь, истеричка, овцой ее обозвали... А как ее обозвать, если она и правда овца? Смотрит тупыми глазами, простых вещей не понимает...

Недавно муж уехал на неделю в командировку - девочка прямо расцвела. И добрая, и улыбчивая, и ласковая, маме в глаза заглядывает, с сестренкой нянчится, что-то рассказывает.
- Как все-таки хорошо втроем, - как-то вечером сказала девочка. - Без отца. Никто не кричит, не нудит... Знаешь, мам, у Ленки вот родители развелись, когда мы еще во втором классе учились, и я раньше думала - какой ужас, бедная Ленка... А теперь думаю - Ленка счастливый человек, с мамой живет... Вот бы и у нас так...

После этого разговора с дочкой Лера ходит сама не своя.
Разводиться она вроде бы не готова. Сидит в декрете, материально пока зависит от мужа. И как муж он неплохой - и работает, и обеспечивает, и заботится, и вроде бы любит. От таких просто так не уходят. Тем более по просьбе тринадцатилетней дочери.
Да и вторая дочь растет, для нее-то он папа идеальный, только о папе целый день и говорит - когда он с работы придет. Лишить ее папы просто так - тоже наверно не правильно.

А старшая девочка в семье ведь явно страдает. 
Сесть и поговорить с мужем - не вариант, и садилась, и говорила. Может, конечно, говорила не так, но уж как умела. Результат ноль. Хотя, в общем-то, после таких разговоров  муж становится потише. 
К психологу муж не пойдет - у него нет проблем.
Он воспитывает ребенка, а кому не нравится - пусть идут лесом...

А может, не стоит раздувать из мухи слона? Пусть идет как идет, в конце концов схема: добрый коп-злой коп - не даром одна из самых действенных во все времена.
Папа наругает, мама пожалеет - вот и достигнут тот золотой баланс в воспитании?
В конце концов, папа тоже, наверно, плохого не хочет родной дочери...

Что думаете?