August 6th, 2010

Ну надо же находить что-то положительное, правда же?

Зато теперь с чистой совестью можно сидеть дома в интернете.
И не страдать в глубине души, что вот дети, бедные, на улице не бывают, хотя лето на дворе.
Я ж ведь каждый день минимум на три часа ходила  на детскую площадку, как на каторгу.
Меня тошнит от песочниц, кувыркалок, большой карусели и двойной синей горки.
Потому что я конкретно вокруг этой горки хожу седьмое лето, а вокруг горок вообще - десятый год.
Зато теперь я дома в интернете, и без угрызений совести,  и это хорошо.
И даже муж мой, который вечно ворчит, что гулять надо больше, сегодня позвонил с работы, что само по себе уже чудо, и наказал никуда не выходить. Сидеть дома.

Вообще, теперь любой лени, безолаберности и хамству можно найти оправдание. Жара потому что и смог. Голова не соображает, двигаться не охота, плюс повышенная стервозность у всех, потому что все на взводе. Ошибок наделал - ну так не мудрено в такой обстановке. С родственниками разругался - ну так сейчас все не в себе. Работу не выполнил - так до того ли сейчас. На встречу опоздал - а вы на улицу-то смотрели?


Хорошо, что мы живем на первом этаже.
То есть сначала, когда на горизонте появилась эта квартира, я была в шоке. Первый этаж, какой ужас. Жизнь в аквариуме. Все идут и пялятся в окна, их надо срочно чем-то закрывать. В комнатах постоянный полумрак. На окнах решетки. А иначе нельзя. Сижу за решеткой в темнице сырой...  Я никогда не жила на первых этажах. Но вариантов не было, потому что не было денег, поэтому и разговоров быть не могло.
Первый этаж я оценила тогда, когда мне пришлось три года таскать коляску с двадцатикилограммовым ребенком. Но это несколько другая история.
И еще вот оценила в это лето.
У нас все-таки не так воняет, как сверху.

Дом цел, все здоровы, и сейчас это уже много.

И что показательно: родственники звонили, когда было  все нормально, и, напустив в голоса как можно больше сочувствия, спрашивали участливо:
- Ну что? Как вы там? Совсем плохо, да?
Зато вот, когда стало совсем плохо, за окном не видно ни зги, все молчат.
Это как в той притче, ага. Когда зря кричали - волк, волк, что же делать? - все сочувствовали и бежали на помощь. А теперь кричи не кричи,никто уж не бежит...