December 11th, 2008

Платону 8 месяцев


Когда меня спрашивают, какое время с ребенком дается окружающим особенно тяжело, я всегда уверенно отвечаю - примерно с 8 месяцев до 2 лет.

Да даже после полутора лет будет ощутимо легче - наладится питание с общего стола, ребенок без проблем будет есть твердую пищу, перестанет тянуть в рот грязь и мелкие предметы, будет говорить все больше слов и, главное, показывать какую-то отдачу.

Но до этого времени нужно дожить. Всего-навсего пережив сейчас год-полтора. И желательно не закрыв глаза и заткнув уши, а не забывая, так сказать, о развитии. О том, что собачка - гав-гав, уточка - кря-кря, водичка - кап-кап, а машинка - би-би, и бегать на дорогу, где ездят машинки - нельзя. О том, что помидор - красный, огурец - зеленый, а собачка - да-да, та самая гав-гав - черная.

В общем, беспрерывно "бухтеть, как космические корабли будоражат просторы большого театра..." Только там объект воспитания смирно лежал себе на куче опилок, а здесь приходится ходить за уползающим младенцем и тарахтеть: "А это книжка... В книжке буквы и картинки... Это зайка. Это белочка. Это буква А. Это дом..."

- Бу-бу-га-бу- ипп-ппи! - серьезно произносит ребенок, поднимая на меня глаза.

Книжка летит в сторону, малыш тянется за очередной развлекалкой. Их еще так много в этом доме, не потроганных, не пощупанных, не обслюнявленных со всех сторон...

- Я рубашку сшила Мишке, я сошью ему штанишки, нужно к ним карман пришить и конфетку положить, - продолжаю я сеять разумное, доброе, вечное.

- Авва- ва, эээгу! - с улыбкой отвечает мой младший сын, хватает свои колготки и тащит в рот.

По левую руку у меня располагается гладильная доска с кучкой белья, которое не гладить нельзя. В частности рубашки для двоих мужчин, джинсы, пара блузок. По правую руку стоит разложенная сушилка с кучей неразвешенного белья. Мне надо как-то изловчиться, встать вполоборота, чтобы не теряя из виду Платона, сделать хоть что-нибудь полезное.

- А что мы с тобой сейчас будем делать, - голосом записного клоуна громко говорю я. - Мы будем вешать наши рубашечки. Вот это - чье? - мишино! Мишина майка. Белая. А вот это - платошины штаны. Голубые. А вот это - носочек. Желтенький. Его надо на ножку одевать. Правильно. Где наши ножки?

Худо-бедно белье развешено.

- На плите сварилась каша, где большая ложка наша? - продолжаю я знакомить младенца с авторской детской поэзией. Мы на кухне. Платон сидит в высоком стульчике, стучит ложкой по жестяной банке и улыбается до ушей. Я метеором чищу картошку, другие овощи, бросаю все в кипящий бульон...

За спиной подозрительная тишина на несколько секунд и мощный крик - "Рлэээ-эээ-эээ!!!". Оборачиваюсь - так и есть, наткнулся на ложку, пытаясь запихнуть ее в рот. Бросаю нафиг суп, хватаю малыша.

- У кошки боли, у собаки боли....

- У Бабы-яги боли и у Змея-Горыныча... - подхватывает Илья, прибежавший на крик.

- А у Платона - заживи! - заканчиваем мы хором.

Платон уже забыл свои горести и занялся цепочкой на моей шее... Ссадить его с рук становится проблематично.

-А что я тебе сейчас дам... - таинственным голосом говорю я, обшаривая взглядом полки. Ё-моё, что же ему дать-то? О! кастрюлька с крышкой! Смотри, какая кастрюлька! синяя!

- Не синяя, а бирюзовая! - поправляет меня Илья. - Ладно, мама, сади его в автокресло, мы его будем возить по коридору, как грузовик...

Ура. Получилось. Братья щедро сыпят в автокресло разные игрушки и таскают его взад-вперед по коридору волоком, а я имею время сходить в туалет, доварить суп и выпить наконец налитый полтора часа назад кофе...

Кое-как скоротав время до первого сна, уложив ребенка и накормив старших, я обессиленно опускаюсь на стул перед компом. Впереди еще полдня беготни и бесконечной работы по дому.

Нет, я прекрасно понимаю, что это - еще цветочки. Худо-бедно он спит два раза в день. И ночью дает поспать. И на улице ведет себя прилично. Я должна быть довольна, у некоторых нет и вот этих минут, в которые я успеваю написать этот текст...

Я стараюсь, но видимо, я устала. Никто ведь не снимал с меня обязанностей по старшим детям. Да и первоклассник на балансе тоже отнимает немало сил.

Скоро будет легче. Обязательно. Я это знаю. Я всем это говорила. Видимо, настала очередь сказать это себе.

Будет проще. Года через полтора...

Про рефлексию


Как только в моей жизни появляется какая-то перспектива и я начинаю ее обдумывать, во мне поднимают голову два персонажа - веселая Легкомысленная Особа, готовая тут же сорваться куда глаза глядят, и практичная Угрюмая Тетка, которая сначала семь раз отмерит, все обдумает, взвесит, и конечно, конечно же, всегда права...

***

- Куда-нибудь на Новый год собираетесь? - спрашивают друзья. - У нас вот тоже как-то особых планов нет. Слушайте, а может рванем куда-то на машинах, а? Ну чего будем 10 дней дома сидеть? Давайте, а! пару дней в дороге с ночевкой, дня три где-нибудь, пару дней - назад...

Легкомысленная особа во мне тут же поднимает голову и радостно потирает ручки. Давайте, давайте поедем! Действительно, еще один стариковский Новый год у тазика с оливье и телевизора, а потом нескончаемые 10 дней у компа и у плиты, перемежаемые постоянным "Мама, нарисуй", "Мама, прочитай", "Мама, угадай", а так же одними и теми же фильмами по всем программам. Нет, я в принципе не против Иронии судьбы, Чародеев и чего-то там еще, но ведь одно и то же, каждый год...

- Можно в Сочи поехать! - говорит мой муж. - А чего. Знакомые там есть у нас, договоримся, чтоб нашли какое-нибудь жилье. Надо подумать.

- В принципе, почему бы и нет! - радуется Легкомысленная особа. - Если хорошо подготовиться и все продумать, можно поехать! новый город, почти юг, пальмы, море и, главное, смена обстановки. Готовить не надо, мытиь посуду не надо. Ух, хорошо. Переночевали, встали и поехали.

И тут, конечно, просыпается Госпожа Практичность и начинает вещать скрипучим голосом пушкинской старухи:

- Дурачина ты, простофиля. Куда переться-то. Чего там, в этих Сочах ваших, делать. Если бы летом еще, ладно. Но среди зимы... Погоды нет, дождь, сырость, туман. денег прорва уйдет на эту поездку. Здесь в Москве на эти деньги можно так отдохнуть... Да и с детьми - это надо где-то жить в нормальных условиях, чтоб не простыли, не заболели, не отравились..."

- Ну машина же есть... Зачем мы ее купили? Надо ею пользоваться, на благо семьи. За 10 дней дома мы не отдохнем. Это опять день сурка, с той лишь разницей, что папа дома. Хорошо если не переругаемся все. Потому что это ж озвереть можно. А если еще учесть, что 30-31 декабря тоже никто практически работать не будет, так это две недели... - убеждают наперебой легкая на подъем половина меня и муж. - К тому же не одни, компания хорошая подбирается...

- Компания конечно хорошая, им-то что. Детей у них нет, верней, взрослый сын, который уже не ребенок. Им проблем поездки с детьми не понять... Они-то действительно - сели на машину и поехали.

- Но они ведь прекрасно относятся к нашим детям... К тому же у меня воспитанные тихие мальчики. Платону вроде бы тоже - какая разница, дома на диване сидеть или в машине ехать. А сколько впечатлений! Ну давай, решайся, а? Ну поехали!

- Где там спать? высыпаться надо, за рулем же целый день. А нас пятеро как-никак. К тому же гостиницы - отели умные люди на Новогодние праздники бронируют уже в августе, кто-то вас ждать будет до середины декабря; и не во все возьмут с ребенком до года...

- Ну это же можно выяснить заранее... А вдруг?

- Все можно. Можно расписать маршрут, забронировать места в гостиницах, все подсчитать, продумать программу и т.д. Но кто у нас этим будет заниматься? На тех друзей надежды мало, они работают... Ты возьмешь это на себя? Это, между прочим, ответственноть. Мало того, что надо представлять себе маршрут, надо еще и представлять себе вкусы друзей, устроить все так, чтобы было удобно и нам с детьми и им без детей.

- Ну и что, значит, не быть поездке? - Легкомысленная Особа под воздействием непробиваемых железных аргументов Угрюмой Тетки сникает. Ведь действительно, столько проблем. Ехать приключений искать на пятую точку. Где жить, чем кормить, куда бежать, не дай Бог что. Нет уж. Дома оно как-то привычнее, надежнее и лучше во всех отношениях. Детям нужны какие-то минимально комфортные условия. "Прошло уже то время, когда можно думать только о себе. Давно прошло. Уж лет восемь тому" - скрипит Угрюмая Тетка Практичность, и Легкомысленная Особа печально кивает. Надо думать о детях. Отдых с детьми должен быть продуманным.

Вечером раздается телефонный звонок из Сочи.

- Приезжайте - радостно кричит на том конце провода партнер. - Мы будем рады, очень, правда. Я постоянно езжу на машине в Москву. Маршрут я вам расскажу. Приезжайте непременно!

- Ну чего мы будем сидеть десять дней на диванах друг перед другом! - радостно с новыми силами подхватывает Легкомысленная Особа во мне. - Может, правда поехать, а? Ну никуда же из Москвы последние пять лет не выезжали. Давайте!!!

***

Я еще подумаю...