grazdano4ka

Categories:

«По-хорошему выставить их из квартиры не получилось, пришлось по-плохому: обманом»

— …А ты думаешь, мы по-хорошему не пытались вопрос решить? Пытались, много раз! – рассказывает пятидесятивосьмилетняя Светлана Григорьевна. – И с Вовкой говорили, и с женой его, Алиной. В последний раз летом эту тему поднимали. Сказали, что мне, видимо, увольняться придется, на пенсию уходить, все идет к тому. А отец, ну, в смысле, Вовкин отец, конечно, мой муж — не работает уже два года почти, с начала карантина. В своем возрасте ничего найти не может, и до пенсии еще долго. Говорим, ребята, как хотите, квартира нам нужна, освобождайте!

— Они в вашей квартире живут?

— Ну да, в моей наследной двушке, как въехали после свадьбы, так и до сих пор. Восьмой год уже пошел!

—Хм. А изначально договаривались как? 

— Изначально договаривались на пять лет – они хотели накопить первоначальный взнос, снимая, не накопишь. В итоге то Вовка без работы, то Алина в декрете, то вот локдаун случился почти два года назад. И ничего они, по-моему, не накопили! Зато детей нарожали… Летом только спрашивали их, мол, какие планы вообще, когда съедете? Глаза опускают и плечами пожимают. Сын говорит отцу, пап, ну куда нам с двумя детьми теперь? На улицу? Под мост?

— Ого, так у них двое уже?

— Двое – это летом было, сейчас уже трое… почти.

— Это как – почти?

— Да запросто у них, как… Муж тут картошку им завозил, приехал, мне говорит – Света, мне показалось, что Алина снова беременна... Звоню Алине, говорю, так вас можно поздравить, что ли? Она еще отпираться начала! Я тогда сыну набрала. Говорю, сейчас у Алины узнала ваши новости, так когда рожать-то? Ну, он и проговорился – да, третьего ждут в феврале… Мужу рассказала, он только рукой махнул – ну все, с квартирой можно попрощаться, видимо...

Мужу Светланы Григорьевны пятьдесят семь, и до пенсии ему еще, по новому закону, трубить и трубить – его год рождения попал по полной программе, на заслуженный отдых пойдет в шестьдесят пять. Работу мужчина благополучно потерял еще в самом начале пандемии, пытался найти что-то другое – безрезультатно. Первое время спасала биржа, с нее платили пособия, теперь и этот источник накрылся. 

— Даже в курьеры не берут! – вздыхает Светлана Григорьевна. – Молодых там достаточно.

Идти на тяжелую малоквалифицированную работу мужу не позволяет здоровье, которое стало подводить. Да и Светлана Григорьевна против того, чтобы муж шел, образно говоря, на стройку раствор месить. Светлане Григорьевне повезло, пенсию себе она успела оформить. Поэтому денег на двоих им в принципе хватало – ее доходы позволяли свести концы. Муж в последнее время даже ничего уже и не искал, занимался дачей, Светлана Григорьевна работала потихоньку и приезжала к нему на выходные.

— Теплилась надежда, что сын с женой вот-вот встанут на ноги и освободят квартиру. Они же, в общем-то, тоже в курсе, что отец без работы сейчас, и мы не шикуем. Их младшему ребенку уже три года, мы думали, невестка выйдет на работу, и их можно будет попросить что-то решать с жильем, — рассказывает Светлана Григорьевна. 

Но разговор показал, что съезжать с квартиры сын с женой не собираются, а сейчас к тому же выяснилось, что они вот-вот и еще одного ребенка в двушку родят.

— И все бы ничего, но у меня с работой проблемы! – рассказывает Светлана Григорьевна. – Начальство намекало сначала, я старательно намеков не понимала. А теперь мне уже в открытую говорят, что Новый год – крайний срок, дальше я работать не буду. А тут осталось-то два месяца. В итоге уже в январе мы с отцом остаемся вдвоем с одной пенсией в зубах, каково? И сын помогать не будет, у него на руках неработающая жена и трое детей…

Съезжать по-хорошему сын тоже не собирался, им просто некуда.

— Я уже и сватье позвонила, Алининой матери! – рассказывает Светлана Григорьевна. – Но она там давно умыла руки. Тоже не понимает этой многодетности, когда за спиной ничего… В общем, я мужу говорю – по-хорошему не получается, давай, видимо, по-плохому будем действовать, освобождать квартиру…

— Хм. По-плохому – это через суд и полицию?

— Да нет, это уж слишком. Сказала им, что моя троюродная сестра из Иркутска едет в Москву, на обследование в эндокринологический центр. Там женщине семьдесят два года, она со странностями у нас, ну, сын знает. В метро ездить не сможет, всего боится, города не знает. А предполагается, дескать, дневной стационар на две недели. Говорю, я ее поселю в вашей квартире на две недели, может, больше. А вам сниму на этот период квартиру где-нибудь в Ясенево. Ну, неудобно, конечно, но переживете. Родственникам нужно помогать…

— И что, они спокойно согласились на такой вариант?

—Начали кричать и права качать. Невестка вся в обидках, сын надулся. Я ему говорю – а не обнаглели ли вы, ребятки? Совесть-то надо иметь или как? Ну снимите сами моей сестре квартиру на Академической, рядом с больницей, я не против. Знаете, сколько это стоит?.. В итоге переехали они туда, куда мы им сказали… А мы тут же – в их квартиру, быстренько поменяли замки. Собрали их вещи, заказали Газель на ближайшую субботу и отправили им по новому адресу… 

— Ничего себе! Жестко…

— Ну а как иначе? По-другому не выходило, говорю. Хорошо, что в свое время ума хватило никого из них там не прописать, иначе так легко мы бы это дело не провернули… Квартиру сдали буквально через три дня. Сын, правда, заявил, что нет у него больше родителей, угу. И детей они нам больше не покажут…  Это вместо спасибо за все. Ну и ладно, что ж. Так тому и быть!

Сын прав в своих обидах на родителей? Ну ведь не старые же люди еще. Отцу всего пятьдесят семь, а он «на пенсию» вышел… Хотел бы – нашел работу, ну, не в офисе, может, но и не на стройке тоже. Не пришлось бы внуков на улицу выставлять.

Или дети обнаглели, родители правы: молодые пусть зарабатывают себе на жилье самостоятельно? Родители и так помогли, и обижаться не на что?

Как вам ситуация? Что думаете?


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.