grazdano4ka

Categories:

Сын-подросток пошел вразнос, мать не справляется, а ее новый муж помочь в воспитании не хочет

— …Был нормальный ребенок, мне кажется, еще в прошлом учебном году! – рассказывает про сына тридцатисемилетняя Александра. – Книжки читал, посуду мыл, учился без особого желания, честно говоря, на отвали, но учился же! Сам, никто над ним с ремнем не стоял. В последней четверти, правда, двоек нахватал, еле вырулил. Ну ладно, я думала, устал ребенок за учебный год, летом отдохнет, и в сентябре с новыми силами… Угу! Я представить себе не могла, что у нас начнется в сентябре…

— А что началось?

— Да какой-то треш! Учиться не хочет вообще, уроки делать отказался, говорит, не хочу и не буду, и ты меня не заставишь… Врет, хамит, прогуливать начал. Чуть что, орет! Хотела у него телефон забрать на прошлой неделе, он часами в нем, и днем, и ночью. Говорю, уроки не делаешь, отдавай телефон – и руку протянула. Так он меня отпихнул, представляешь? Замахнулся! Я в шоке, испугалась, что сейчас двинет, и подумать не могла такого еще несколько месяцев назад…

— Подожди, так ему сколько уже?

— Тринадцать лет, почти четырнадцать, в седьмой класс пошел. Рост под сто восемьдесят уже… И силушка не детская! По крайней мере, со мной справится запросто, думаю… Я устала ужасно, просто не понимаю, что делать, как мне его хотя бы до конца учебного года дотянуть. Сейчас только октябрь, а у меня уже руки опускаются…

…Тринадцатилетний Игнат – сын Александры от первого брака. С его отцом женщина развелась девять лет назад, несколько лет растила сына самостоятельно, с помощью своей мамы. Отец Игната платит копеечные алименты, сыном не интересуется, связи никакой ни он, ни его родственники с мальчиком не поддерживают.

Какое-то время после развода Александра с сыном жили у ее матери, в трехкомнатной квартире. Места хватало: в одной комнате бабушка, в другой – Игнат, в третьей – сама Александра. Бабушка забирала внука из сада, Александра работала и обеспечивала семью. Маминой помощью старалась не злоупотреблять: та хотя и делала все, что надо, безотказно, но при случае любила попрекнуть дочь тем, что та, неудачница, семью не сохранила, сидит у матери на шее, сама не справляется.

— По-хорошему, надо было уходить на съем и нанимать няню, но и то, и другое на свою зарплату я бы не потянула! – объясняет Александра. – Поэтому продолжали жить вместе. В конце концов, эта квартира у нас с матерью в собственности напополам. И моя она такая же, как ее…

Бабушка продолжала заниматься внуком и в начальной школе: встречала, провожала, делала уроки, кормила обедами и собирала ранец.

А когда Игнат был в четвертом классе, Александра встретила Романа. 

— Это, пожалуй, у меня первые серьезные отношения после развода! – рассказывает Александра. – Я серьезно влюбилась. Ромка умный, самостоятельный, интересный собеседник, у нас с ним гармония во всем…

С полгода молодые люди встречались пару раз в неделю, а потом Александра познакомила Романа с сыном, а еще через некоторое время вместе с Игнатом они переехали в принадлежащую мужчине двушку. Школу мальчик менять отказался наотрез, благо, квартира Романа находилась всего в нескольких станциях метро от квартиры мамы Александры. Решил ездить в старую.

— А отношения с отчимом у сына как?

— Да знаешь… Можно сказать, что никак. Они почти не общаются. Так, на уровне «привет-пока». С одной стороны, может, и правильно, странно было бы видеть, если бы Роман засучил рукава и взялся за воспитание довольно большого уже ребенка. Он, собственно, так и говорит – это не мой ребенок, я ему никто! Но с другой стороны мальчишке явно нужна мужская рука! Я не справляюсь, мама моя тоже уже. В прошлом году она по вотсапу пыталась контролировать уроки, но Игнат ее отшил… Я Ромке говорю, помоги его встряхнуть как-то, привести в чувство. А он – с какой стати я буду его трясти, пусть его родной папаша этим занимается!

Роман в курсе, что «родной папаша» сто лет назад исчез с радаров, и заниматься сыном не будет совершенно точно. Тем не менее сам играть роль «мужской руки» в воспитании пасынка отнюдь не спешит.

Честно говоря, Александра обескуражена.

Она реально не знает, что делать со сбрендившим подростком, плачет каждый день, спрашивает у всех совета. К школьному психологу ходила уже, но считает, что это пустая трата времени. Парень вон уже угрожает матери, замахивается кулаками. Надо срочно что-то делать, но что? 

Все в один голос рекомендуют найти мужика, который поговорит с мальчиком по душам. Но где его найти? Роман решать эту проблему не хочет, просто делает вид, что ее не существует. 

Как считаете, обязан ли отчим поставить сбрендившего подростка на место?

Или это действительно не его дело? Пусть расхлебывает мать? И даже то, что сын уже замахивается на Александру, не повод вмешаться? Ну зачем это надо Роману, по-хорошему пацан явно не поймет, а применять силу – возможно, способ нажить себе проблем. 

Пусть мать сама занимается воспитанием своего ребенка, как хочет, ее муж ничего не обязан. Согласны? Что думаете?


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →