grazdano4ka

Categories:

Мать попросила дочерей отказаться от наследства в ее пользу: «Так всем будет удобнее!»

— …Без всякой задней мысли у мужа спросила, где у нас тут нотариус поблизости есть, – рассказывает тридцатитрехлетняя Валентина. – Он заинтересовался, зачем мне. Говорю, да мама просит нас с Любой отказ оформить от нашей доли наследства за папой в ее пользу. Вроде как это можно у любого нотариуса оформить, где удобнее, потом только маме нужно будет бумаги отдать… А муж привязался, как банный лист – зачем, мол, тебе отказываться от наследства, ты что? Не отказывайся! Вступай, оформляй свою долю на себя…

Валентина замужем четвертый год, живут они с мужем в его добрачной квартире. Своей отдельной жилплощади у Вали нет, имеется только доля в родительской трешке. Квартира в свое время была приватизирована на четверых – родителей и двух сестер, Валю и Любу, в равных долях, у каждого по четверти.

Совсем недавно в семье случилось горе – не стало отца, совсем молодого еще мужчины пятидесяти восьми лет. Шел по улице и упал – сердце.

У родителей был просто образцовый брак, почти тридцать пять лет они прожили душа в душу, воспитали двоих дочерей. Валя не помнит в родительской семье ни скандалов, ни ссор, да даже размолвок-то у мамы с папой не было. Папа носил маму на руках, сдувал пылинки, называл исключительно Светочкой. Маме сейчас очень тяжело, да и сестрам тоже, хоть они уже давно взрослые и самостоятельные, у обеих свои семьи. У Валентины, правда, детей нет, а вот у двадцативосьмилетней Любаши полтора года назад родился сынишка. 

Люба с семьей живет со свекрами, у тех большой дом, где молодой семье было выделено несколько комнат.

Смерть папы, конечно, стала ударом для всех, никто не думал об этом еще и близко. Молодой, относительно здоровый мужчина, спортом занимался, не пил, не курил, даже на пенсию еще не вышел… 

Надо сказать, дворцов и пароходов родители не нажили, но, поскольку оба работали всю жизнь, на ногах стояли крепко. И как-то так получилось, что большая часть имущества была на папе – кроме общей трешки, в которой жили с мамой, была еще его наследная двухкомнатная квартира, добротная дача в старом поселке под Москвой, гараж, неплохая машина, которую папа купил чуть больше года назад, почти новая. И деньги какие-то лежали у папы на счету, немного, тысяч триста, но все-таки, все их с мамой сбережения.

Никакого завещания, конечно, не было, папа собирался жить еще лет тридцать.

— Все это, разумеется, должно отойти теперь маме, как иначе-то? – рассуждает Валентина. – Они вместе все это наживали, строили, покупали…

Когда мама через несколько недель после похорон обратилась к дочерям с просьбой отказаться от наследства в ее пользу, Валя даже ни секунды не сомневалась, что это правильно, так и должно быть. Люба тоже кивнула головой – отказаться так отказаться, как скажешь, мам. 

Мама приводила какие-то аргументы – мол, на нее одну оформлять наследство будет проще, чтоб не ходить всей гурьбой сейчас по инстанциям. Машину и гараж надо будет продавать, наверно, это тоже легче сделать, когда один собственник, а не трое. С арендаторами сдаваемой квартиры надо перезаключать договор, чтобы тоже не всем троим этим заниматься. Им просто будет удобнее, если собственник будет один.

К тому же мама пенсионерка, у нее льготы – и при оформлении наследства, и по налогу на имущество, и по квартплате, кажется, тоже…

— Да я в это все даже не вслушивалась, – рассказывает Валентина. – Какая разница, это все не мое, а мамино. Муж вот только неприятно поразил своей репликой о том, что не надо мне отказываться от своих долей. Мол, пусть Светлана Александровна живет и пользуется всем, как раньше, но свое нужно оформить на себя. Мало ли, что там в будущем. Вдруг мать замуж выйдет, например? Нестарая еще женщина, все может быть. Может продать, подарить, оформить договор ренты, завещать имущество кошачьему приюту. Это сейчас она разумная, порядочная и осмотрительная. Но впереди старость, мол, и каким образом она начнет отжигать, никто не знает…

Разумеется, Валентина грудью бросилась на защиту мамы, и с мужем они даже поругались. 

— Да делай, что хочешь! – пожал плечами муж. – Просто неправильно это, отказываться от того, на что ты имеешь право по закону… Но ты права, это не мое дело. Поступай, как считаешь правильным…

Валентина сходила к нотариусу, оформила по всем правилам отказ от своей доли в пользу матери, отнесла бумагу Светлане Александровне. То же самое должна была сделать и Люба. 

— Ждали мы ее, ждали, уже сроки поджимают, а она маму все завтраками кормила. Вот на той неделе, вот завтра, ой, опять не получилось, муж по работе вырваться не смог, чтоб ее отвезти. А потом мы узнаем, что она сходила-таки к нотариусу и оформила наследство, представляешь? Мы аж дар речи потеряли с мамой. Так она теперь еще и разговор ведет, чтобы ей эту долю отдали! Например, машину с гаражом, в обмен на отказ от доли в квартире… Я просто в шоке от сестрицы, надо же быть такой! Тьфу…

Самой главное, что муж Валентины ничего ужасного в поведении Любаши не видит. Разве она чужое забрала? Нет, свое, положенное по закону. Обманула, сказала, что откажется, а сама сделала наоборот? Ну почему сразу обманула-то? Сначала, может, думала отказаться, потом передумала, имеет право…

— И ты могла бы так же! – вздыхает он. Например, дачу забрать! Или квартиру поделить, тоже не лишнее. Ну, теперь, конечно, что же…

А как считаете вы, с моральной точки зрения младшая сестра поступает ужасно, или совершенно права?

Что думаете?


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →