grazdano4ka

Category:

«Мама, не шуми, ребенок спит!» – умоляет дочь. «Вот еще, ходить на цыпочках в своем доме я не буду!»

— …Окончательно ушла от мужа, когда ребенку два месяца исполнилось! – рассказывает двадцатидевятилетняя Кира. — Ребенка хотел, мы оба его хотели! Планировали шесть лет, в итоге ЭКО делали по мужскому фактору. Получилось со второй попытки. Сначала вроде все нормально было, а с середины беременности муж стал себя вести, как настоящий козел…

Муж стал выпивать, приходил поздно, пару раз и вовсе не ночевал дома, отключал телефон. Кире говорил, что она стала толстой и страшной, намекал, что у него очередь стоит из женщин, унижал и провоцировал скандалы.

— На шестом месяце я уже потеряла терпение, надоели ссоры и ругань, – рассказывает Кира. – Собралась и уехала к родителям. Они не особо рады были, считали, что я сама виновата, сбрендила на гормонах и развалила семью. Уговаривали вернуться к мужу, никто же не знал, что он творил! Рассказам моим не особо верили… А тут еще муж стал активность проявлять. Звонил, под окнами караулил – возвращайся, мол, я все осознал, был неправ. И свекровь звонила, плакала, и родители зудели – возвращайся, у вас же ребенок будет… Теперь я понимаю, почему зудели! Очень не хотели, чтобы я с ребенком у них жила. Покой дороже внука!

— И что, вернулась к мужу?

— Ага. 

— Лучше стало?

— Ну, на какое-то время он притих, конечно. Домой вовремя приходил, звонил, когда задерживается. А потом у меня осложнения начались, гестоз, плохие анализы. А в тридцать семь недель на узи увидели еще и тройное обвитие пуповиной, ну и все, прокесарили экстренно…

Муж в этот период вел себя неплохо. Звонил каждый день, приезжал к Кире в больницу, интересовался ребенком, даже с врачом разговаривал. Передачи возил, дома все подготовил к рождению сына: попав в больницу, Кира не смогла почти ничего купить для ребенка. Муж все приобрел сам, отмыл квартиру, кроватку собрал и даже белье постельное постирал, погладил и заправил.

— Выписку организовал шикарную, с цветами и шариками, на лимузине привез домой, – вздыхает Кира. – И неделю после выписки был просто идеальным мужем и отцом! А потом все опять пошло по-старому. 

Муж гулял, выпивал, домой не шел, телефон у него то и дело снова был в отключке. 

— Меня стал упрекать, что я ничего не делаю дома, внимания ему не уделяю, занята только ребенком! – делится Кира. – Это при том, что ребенок первое время у нас вообще не спал, по двадцать минут на руках! Кричал ночи напролет, соседи приходили даже… Молоко у меня от такой жизни пропало, муж заявил, что денег на смесь он не даст, сама родила, мол, сама и корми. Вот после этого я и поняла, что толку не будет и надо разводиться…

Кира снова собрала вещи, на этот раз их оказалось гораздо больше, заказала такси и снова приехала к родителям.

— Папа дома был, мамы не было! – вздыхает Кира. – Увидел меня с чемоданами и стал лекцию читать, что, мол, вот так бегать от мужа – не метод решения семейных проблем! Что назад однажды могут и не позвать. Я говорю, папа, никакого «назад» больше не будет. Я завтра поеду подавать на развод и алименты…

Кира живет с родителями, занимается разводом и алиментами, и у нее в жизни сейчас очень непростой период.

Во-первых, непростой ребенок, который все так же плохо спит в свои четыре месяца, кричит, мучается с животом. Смесь удалось подобрать с огромным трудом, парочка из тех, что пробовали первоначально, вообще не подошли категорически. Более-менее подошла самая, конечно, дорогая смесь, которая еще и бывает не во всех магазинах.

При диспансеризации в три месяца малышу поставили еще ряд неприятных диагнозов, в дополнение к тем, которые привезли из роддома. Много сил уходит на лечение и обследования.

Во-вторых, много сил и эмоций отнимает развод. В связи с наличием маленького ребенка супругов не развели сразу, дали время на примирение, и бывший муж продолжает козлить и мотать нервы.

— Заявил, что у него бесплодие, ребенок не может быть его, он ДНК будет делать! – усмехается Кира. – Это после ЭКО-то! Говорю, иди, делай ДНК, смеши народ, конечно. Ну, вроде замолчал. Тем более сын чем дальше, тем больше становится похож на него, все это говорят…

А в-третьих, Киру очень огорчают конфликты с родителями.

Квартира у родителей небольшая, да – всего лишь двухкомнатная, но в свое время приватизированная на троих – на мать, отца и дочь Киру. Так что молодая женщина вполне имеет право жить тут. Она не в гостях, а у себя дома.

Мать с отцом всем видом показывают, что дочь с ребенком свалилась к ним, как снег на голову, и жутко стеснила родителей. Родители и в страшном сне не могли подумать, что дочь вернется с ребенком в эту двушку. Расселились уже по комнатам, завели свой особый уклад. А теперь снова пришлось съехаться в одну спальню. И это, скорее всего, надолго, если не навсегда.

Поэтому родители вредничают, как могут.

— Только ребенок уснет – начинают ходить, шаркать ногами, греметь на кухне кастрюлями, лить воду! – вздыхает Кира. – Телевизор включают на полную мощность, зовут друг друга с кухни: «Валя, ты макароны солила?» – «Женя, нет, не солила, посоли!». Ребенок сразу же глаза по чайной ложке и в крик, а мне по новой укачивать! Он и так с таким трудом засыпает, а тут еще и это. Просила сто раз – ну тише, пожалуйста! 

Родители как будто специально топают и хлопают. 

— Они мне тут вообще заявили, что в своей квартире на цыпочках ходить не намерены, кто бы там не спал! – рассказывает Кира. — Ну и что, мол, что спит, проснется, уснет опять. Я говорю, мама, сами же нервничаете, что ребенок кричит! А она мне – а ты не приучай к тишине! Ты у меня спала нормально и при работающем телевизоре, и при швейной машинке…

А может, Кира действительно многого хочет, ходить на цыпочках в своей квартире родители не обязаны? Свалилась на голову – молчи, радуйся, что вообще пустили?

Или все же родители – наглые эгоисты? Что думаете?


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →