grazdano4ka

Categories:

«Сама сестра – ладно, пусть живет, а ее сожителю в родительской квартире делать нечего!»

— На этой неделе похолодало резко, а у меня куртка осенняя дома у матери осталась, — рассказывает тридцатилетняя Анна. – В общем, в четверг после работы поехала я туда за ней. Дверь открыла своим ключом, естественно, захожу в квартиру, а мне навстречу по коридору… мужик в трусах. Главное, не смутился ни капли! «Ой, а вы, наверно, Аня, да?» Я говорю, я-то Аня, а ты кто такой вообще? Я сейчас полицию вызову!..

…В двухкомнатной квартире в Перово, где Анна хранит свои вещи, прописаны трое: Анна, ее мать и младшая сестра Дарья, хотя владелицей является только мать, Татьяна Борисовна. Год назад мать вышла замуж и уехала жить к мужу, сестры остались в квартире вдвоем. Четыре месяца назад, в конце весны, и Анна переехала к молодому человеку. В родительской двушке осталась одна Дарья.

А теперь выясняется, что не одна. 

— Нет, ты представляешь, тихоня-то наша, Дашка, какова? Время даром не теряла! Притащила в дом какого-то ухаря…

— Подожди, а ты предупреждала сестру, что за вещами приедешь?

— Я-а-а? Предупреждала? Вот еще, а почему это я должна была ее предупреждать, кто она такая вообще? Я приехала к себе домой, за своими вещами. Она-то тут причем?

Надо сказать, отношения между сестрами из рук вон плохие. Даше сейчас двадцать один, она появилась на свет, когда Ане было девять. Отцы у них тоже разные. Анин папа погиб, когда дочь еще даже не родилась на свет, с Дашиным отцом у матери не сложилось. Мужчина ушел в туман, узнав, что у него будет ребенок. Дарью мать все равно родила, и очень зря, по мнению Анны. Это решение погрузило их на несколько лет в беспросветную нищету, которую Анна прекрасно помнит.

— Не понимаю и никогда не пойму! – злится на мать Анна. – Ведь все было для нормальной жизни: работа, большой уже ребенок, квартира, и та от моего отца досталась, родители его отдали матери.. Живи и радуйся – нет, захотелось приключений, купила баба порося! Завела сначала мужика неадекватного, потом и ребенка от него родила!..

Несколько лет с двумя детьми на руках и без какой-либо помощи, кроме разве что Аниной пенсии по потере кормильца и каких-то пособий, Татьяна Борисовна буквально выживала. Вторую комнату в квартире она сдала двум студенткам, сама бегала на подработки – убиралась в квартирах, а с малышкой оставляла старшую дочь.

— Я хотела в художку ходить, но об этом не было и речи! – рассказывает Аня. – Во-первых, деньги: это же надо было кисти купить, бумагу, прочее все. А во-вторых, кто бы с Дашенькой сидел после обеда? Кроме меня, было некому!

В общем-то, тот финансовый кризис Татьяна Борисовна довольно быстро преодолела, в два с половиной года Даша пошла в сад, мать вышла на нормальную работу. Чужих людей из дома они выселили, даже ухитрились сделать в комнате легкий косметический ремонт и оборудовать там детскую.

Правда, отношений сестер это не улучшило. Анна, как более старшая и опытная, постоянно исподтишка шпыняла сестренку, и та быстро научилась отвечать тем же. Дым стоял коромыслом, когда обе были дома. В итоге мать забрала Дашу в свою комнату, благо, что сама в те годы много работала и домой приходила только ночевать.

Так и жили буквально до последнего времени. Сестры друг друга разве что терпели. В двадцать три года Анна ушла в гражданский брак, около двух лет прожила с мужчиной. Комнату свою на это время она заперла на замок, чтобы сестра не вздумала там поселиться.

Потом Анна опять вернулась в эту злосчастную двушку, и стали они втроем жить по-прежнему.

А в этом году как-то вдруг все разъехались: и мать, и Анна. В квартире осталась только Даша, которая тут же нашла сожителя.

—…Я матери позвонила, говорю, ты знаешь вообще, что она вытворяет? А мать – ну, так она взрослая, ей не пятнадцать лет. Про мужика этого она мать, оказывается, предупредила! Даже познакомила их вроде как, встречались где-то в городе в кафе. Мать говорит, мне так спокойнее, я знаю, что там один парень живет, а не толпы бродят! Не лезь туда! А я говорю, а не жирно ей, в двадцать один год одной в двухкомнатной квартире с каким-то левым хреном? Вообще, по какому праву? Мы все у мужиков, на птичьих правах, считай. А она – у себя дома, по прописке! Не нужен он там, говорю. Сама Дашка ладно, пусть живет, а сожителю нечего там делать!

Дарья вообще меньше всех прав имеет на эту квартиру, считает Аня. По сути, это двушка старшей сестры. Ну матери, ладно. По идее, Дарью в восемнадцать лет вообще надо было отправить отсюда куда хочет. Пусть вон ищет своего биопапашу, может, он ей квартиру купит…

А вы тоже считаете, что несправедливая ситуация? Анна имеет моральное право возмущаться, или она лезет не в свое дело?

Что думаете?


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.