grazdano4ka

Category:

«Сын собрался добрачную квартиру продавать, чтобы родить ребенка!» – переживает свекровь

– …Четыре года до этого они прожили с Наташей! – вспоминает семидесятилетняя Зоя Ивановна. – Хорошая девушка, так мне она нравилась! Чистюля, хозяйка исключительная, красавица, вежливая такая. Все у них серьезно было, мне казалось…

– И не сложилось?

– Ага. Причем, я даже и не поняла толком, что случилось. В какой-то момент сын мне говорит – мам, я, кажется, женюсь. Я обрадовалась, даже не сомневалась, что на Наташе. Пригласила его в ближайшую субботу свадьбу обсуждать – приходи, говорю, с невестой. В назначенный день стол приготовила, рыбу запекла, торт купила. Звонок в дверь, открываю… и немая сцена! Вместо Натальи рядом с сыном, мне показалось, ребенок какой-то стоит лет тринадцати: маленькая, худенькая, в очках, платье детское в божьих коровках и две косички. И сын мне – мам, знакомься, это Жанна, мы сегодня заявление подали…

…К счастью, Жанне оказалось не тринадцать, а целых двадцать два, хотя жениху на тот момент уже стукнуло тридцать три – разница в возрасте, по мнению Зои Ивановны, у сына с женой приличная. В первую же встречу оказалось, что у Жанны аллергия чуть ли не на все продукты. По крайней мере, из того, что стояло на столе, ей нельзя было ровно ничего: ни красную рыбу, ни арахисовый торт, ни салат с авокадо. 

– Подошли только зеленые яблоки и черный хлеб! – усмехается Зоя Ивановна. – Все мои кулинарные шедевры пошли прахом, а ведь я полдня готовила… Расстроилась, конечно, не только из-за этого, из-за всего. Все опустилось, какая там свадьба, как хотите, говорю, так и отмечайте. Дождалась, когда они уйдут, сыну позвонила, говорю, зачем тебе такая жена? Вся насквозь больная, на столько лет младше, выглядит дите дитем. Да еще и имя такое опереточное – Жанна! Сразу понятно, что родители там тоже своеобразные…

Разумеется, ценное мнение Зои Ивановны слушать никто не стал, свадьба состоялась в тот день, на который была запланирована, и молодые стали жить семьей в квартире, которая в свое время до этого досталась молодому мужу Дмитрию от отца.

– Квартира небольшая, однокомнатная, но вдвоем жить там можно вполне! – рассказывает Зоя Ивановна. – Димка довел ее до ума постепенно – сделал ремонт, обставил новой мебелью, технику купил. Получилось шикарно! Я думала – поживут, притрутся, а когда соберутся рожать, расширятся.

Но год шел за годом, а рожать, похоже, молодые не собирались.

– Поначалу я молчала! – рассказывает Зоя Ивановна. – Про детей ничего не спрашивала. Да какие там дети, на невестку посмотришь, и все понятно – она же сама дите! Но лет через шесть-семь я начала интересоваться их планами по прибавлению семьи. У сына спросила – он только рукой махнул: не лезь, мол, мама, разберемся. Я тогда к невестке пристала, сыну-то уже под сорок было, ей под тридцать. Когда, говорю, мне внука-то ждать? И она мне сказала, что с этим проблемы, и именно у нее, у Димки все в порядке. Ну, чего и следовало ожидать, Жанна все эти годы из больниц не вылазила, то понос, то золотуха, так еще и бесплодие до кучи. Лечится, но все безуспешно пока…

…Дмитрию уже сорок семь, а детей у них с Жанной все так и нет. Да, Жанна моложе, ее возраст еще даже критическим не назовешь, и, казалось бы, повода для паники пока нет. Но в последнее время у супругов уже опускаются руки. Что они за эти годы только не делали, где только не были, и ЭКО уже было, несколько попыток – как по квоте, так и платных, за деньги. На обследования, лекарства, анализы, консультации светил потрачено целое состояние, а результата никакого.

– Димка был полон оптимизма всегда, говорил, не переживай, мама, у нас все получится, еще завалим тебя внуками, сама скажешь – хватит рожать! – рассказывает Зоя Ивановна. – Но в последнее время, чувствуется, и он приуныл. Надежды, судя по всему, нет, ему уже под пятьдесят, страшно вымолвить. Здоровый мужчина, и ребенка хочет очень! На нашей даче соседкины внуки на нем просто гроздьями висят, он с удовольствием с ними возится, а у меня, глядя на это, сердце болит…

– Усыновить не хотят?

– Ой, нет, это не вариант… Я уже решила сама вмешаться! Сыну говорю – помнишь Свету, тети-Маринину дочку? Такая милая девушка, добрая, хозяйственная, и дочка у нее есть, восемь лет. Давай я ее в гости на чай приглашу в субботу, и ты приезжай… Ну, он ни в какую. Мама, говорит, ну вот зачем ты лезешь не в свое дело? Как не в свое, говорю? Именно в свое! Я внуков хочу! А с твоей этой Жанной у тебя детей никогда не будет, это сразу было понятно. И времени уже нет ждать и откладывать. Нужно уже просто успеть прыгнуть в последний вагон… А сын меня огорошил – мама, не волнуйся, я знаю, что делать! Мы с Жанной воспользуемся услугами сурмамы…

Зое Ивановне такая идея совершенно не понравилась.

– Я говорю, ладно, опустим морально-этический аспект сего действа, но ты представляешь, сколько это стоит, воспользоваться суррогатной мамой? А он так спокойно – да, говорит, представляю. И начинает перечислять – медобследование всех, процедуры, наблюдение беременности, которое будет, разумеется, не в районной ЖК. Все лекарства и витамины, еда, да вообще, содержание женщины на протяжении девяти месяцев. Потом роды – и круглая сумма на руки сурмаме. Я ему говорю – ты банк планируешь ограбить, что ли, откуда такие деньги? А он – банк, не банк, но квартиру, видимо, придется продать…

Дмитрий полностью согласен с матерью в том плане, что времени на раскачку у него уже нет, возраст не просто поджимает, а уже выходит. Ребенка надо ведь еще вырастить. То, что беременность наступит у жены, маловероятно, а то, что Жанна со своими проблемами сможет выносить ребенка, вероятно еще меньше. Надо принимать кардинальные решения.

Квартиру Дмитрий уже выставил на продажу, оказывается, и просмотры идут…

– Хм. А где жить потом с ребенком?

– Пока планируют снимать, потом, когда эта авантюра кончится, посчитают то, что останется и будут покупать то, что смогут. Хоть, может, дом в деревне…

Денег за жизнь Дмитрий особо не заработал. Точнее, все, что заработал, уходило, по словам Зои Ивановны, на лечение Жанны. Машину купили, чтобы по больницам ее возить, в санатории отправляли по три раза в год, а это тоже не пять копеек. Кучу ресурсов сожрали бесплодные попытки родить. Так что на сегодняшний день все, что есть у супругов – это добрачная квартира Дмитрия.

Зоя Ивановна просто в шоке от новостей. Ежу понятно, что, продав квартиру, супруги размотают деньги, и жилья уже не купят. Сыну действительно уже много лет, зарплата у него средняя по Москве, и рассчитывать, что он начнет хорошо зарабатывать, не приходится. Хоть бы то сохранить уже, что есть.

Рассчитывают на наследство? У Жанны того наследства почти нет, у Зои Ивановны двухкомнатная квартира. И будет очень неприятно жить и знать, что сын ЖДЕТ. И если все получится по плану сына, то в итоге семья с ребенком окажется на съеме, а Зоя Ивановна в собственной отдельной двушке. Нет, сын с женой ничего не скажут, но самой Зое Ивановне это будет очень неприятно… 

А как считаете вы, это дикость и глупость – продать единственное жилье ради того, чтобы родить ребенка? Причем, продавец – здоровый мужчина, этого ребенка мог бы получить совершенно бесплатно и уже давно. Ладно бы это Дмитрий был виноват в том, что ребенка нет…

А может, это вполне нормальный выход? Женаты Дмитрий и Жанна не первый год, и нет ничего такого в том, что мужчина идет на такой шаг ради любимой жены и совместного счастливого будущего?

Как вам ситуация? Что думаете?


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.