grazdano4ka

Categories:

«Я не работаю и живу у мужа, матери помогать не смогу!» – заявила дочь

– …Это хорошо еще, что Марина у нас на даче была, когда все с ней случилось! – рассказывает про сестру шестидесятипятилетняя Нина Евгеньевна. – Муж у меня сразу понял, что дело не шуточное, быстро в машину ее и в город, в больницу. Там сын наш старший подключился, подъехал, поговорил с врачами – в общем, Мариной сразу занялись… Страшно подумать, что было бы, если бы ее дома прихватило! Она живет одна, даже скорую вызвать было бы некому…

Марине Евгеньевне почти шестьдесят, и со старшей сестрой, Ниной, они всю жизнь очень дружны. У Нины, в отличие от Марины, большая семья: двое сыновей, невестки, внуки. Младшее поколение семьи лет до четырнадцати все каникулы с удовольствием проводит у бабушки с дедом на даче. Сыновья отстроили дом, провели удобства, благоустроили участок, и места тут для всех достаточно. Старики с удовольствием возятся с внуками, приглашают гостей, Нина Евгеньевна все время звала на дачу сестру Марину – а чего ей сидеть в душной квартире одной?

Сестра с огромным удовольствием принимала приглашение – приезжала и жила в гостях на даче неделю, а то и больше. Помогала собирать ягоду, делать закрутки, поливать огурцы, полоть грядки. Конечно, дарами огорода Нина Евгеньевна делилась с сестрой щедро. Да много ли ей нужно одной-то…

– А у Марины Евгеньевны детей нет?

– Есть дочь. Но она много лет назад уехала в Москву. Не очень далеко вроде бы, за триста километров от нашего городишки, но в гости не ездит. И знаться не очень-то хочет с нами. Вышла там в столице замуж, детей родила. Муж довольно состоятельный у нее, раньше все по заграницам ездили, Марина фотками хвасталась. Говорила, что Полина хорошо устроена: не работает, сидит с детьми, живет в большом загородном доме с камином…

Как там и что у племянницы на самом деле, Нине Евгеньевне неизвестно: общение с провинциальными родственниками Полина резко прекратила сразу после замужества. По старой памяти ее еще поздравляли с праздниками, передавали небольшие подарки по случаю рождения детей, но ничего в ответ, кроме скупого «спасибо» в мессенджере, не дождались. Поздравлять родню, интересоваться жизнью тетки, двоюродных братьев и их семей Полина не хотела.

– Как будто боялась, что попросим чего-то в ответ, что ли! – вздыхает Нина Евгеньевна. – Или жить к ней приедем, в ее особняк. Зачем нам это? Мы все устроены, и у себя живем неплохо, работаем, квартиры купили всем, машины, детей растим, чужого нам не надо…

В какой-то момент писать и звонить Полине они перестали, о ее жизни изредка слышали только от Марины Евгеньевны. По словам матери выходило, что у Полины все складывается прекрасно. Она не работает, сидит с двумя детьми-младшешкольниками, занимается домом, живет на широкую ногу.

– Конечно, контакты ее у меня в телефоне сохранились, - рассказывает Нина Евгеньевна. – Когда с Мариной все случилось, я ей сразу позвонила, говорю, Полиночка, так и так, с мамой плохо, у нее инсульт. Мы отвезли ее в нашу городскую больницу, самое страшное уже позади, но предстоит долгое лечение… 

Полина приехала на следующий день. 

– В больнице покрутилась, с врачом вроде как встретилась… и уехала к себе! – рассказывает Нина Евгеньевна. – К матери даже заходить не стала. Ни денег не предложила и не оставила, ничего. А тут нам сказали, что Марину выписывать будут, мы забегали все – куда ее? Домой? Исключено, она одна там сейчас не сможет. Позвонила я Полине, говорю, что делать будем? А она – не знаю, мол, я помочь ничем не могу! Сама живу у мужа, не работаю, денег у меня нет. Вот так вот… Я мужу говорю, ну что, Вить, придется тогда к нам Марину забирать, давай ее на дачу пока, там видно будет… Вот, привезли ее пару недель как. Она ходит по стеночке, еле-еле, говорит плохо еще, конечно, помощь ей нужна. По-хорошему возить ее надо на массажи, на физиопроцедуры, кто это будет делать? Некому…

У Нины Евгеньевны зла не хватает на племянницу, как она ее только не костерит – бессовестная, мол, бросила мать, как могла! Но был ли у Полины выбор? Ведь она действительно не работает, денег своих не имеет, жилья тоже. Живет у мужа. Наверняка состоятельному бизнесмену, или кто он там, не очень-то нужна теща-инвалид, которую он и видел-то несколько раз в жизни. 

Может, Полина бы всей душой помогала матери, это муж ее против такой помощи? И что может в такой ситуации сделать любящая дочь – бросить своих детей и отправиться на неопределенный срок в провинцию, выхаживать мать? Это тоже, наверно, неправильно.

Мать, видимо, тоже не очень-то помогла дочери по жизни. Квартиру не купила, с детьми не сидела. Дочь в свои тридцать пять на птичьих правах у мужа в доме, ни гроша за душой. Кто-то скажет – она сама так выстроила свою жизнь, сама и виновата. Но и мать, наверно, отчасти виновата тоже?

Или дочь, бросившая мать в такой ситуации, бессовестная, и без вариантов?

Что думаете?


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.