grazdano4ka

Categories:

«Ты очень много денег тратишь на свою дочь!» – сказал муж

– Раньше муж хорошо зарабатывал, когда я в декрете сидела, спокойно содержал нас всех! – рассказывает тридцатисемилетняя Ксения. – Меня, мою дочь от первого брака и общую дочку. Я не работала до пяти лет ребенка, мы решили, что так будет лучше, занималась домом и детьми. Два года назад мне очень повезло: устроилась в хорошую компанию, случайно, можно сказать! С улицы туда не попадешь. Подруга уходила в декрет, и привела меня на свое место. И мне удалось зацепиться и показать себя, с декретного места перейти на постоянное, и даже начать делать карьеру…

У Ксении второй брак, двое детей. Старшей дочке от первого мужа тринадцать, второй семь, через пару месяцев будет восемь. От бывшего Ксения получает чисто символические алименты, с дочерью отец не общается, и родня его тоже. Да он и в браке-то не особо замечал ребенка, жил своей жизнью, пока не ушел, найдя себе идеальную женщину.

Дочери тогда было три, а через год в жизни их маленькой семьи появился Владимир.

Честно говоря, жизнь Ксении на этот момент была невеселой. Дочь пошла в сад и постоянно болела, сидеть с ней было некому, на работе молодой матери то и дело выговаривали за постоянные больничные и начальство, и коллеги, которым приходилось работать бесплатно за нее. К тому же жили у родителей, людей жестких и консервативных, для которых развод – просто ужас ужасный. Дочь они записали в неудачницы и практически каждый день выносили мозг.

Зарплата в тот момент у Ксении была небольшая, а учитывая постоянные больничные, и вовсе символическая. Поэтому о том, чтобы снять жилье и платить няне, даже речь не шла. Родители ворчали и ругались, но из дома не гнали и худо-бедно помогали с ребенком, поэтому приходилось терпеть.

– И тут появился Володя, финансово состоятельный, заботливый, добрый, с жильем, с машиной! – вспоминает Ксения. – Ну а что, как ни крути, а это важно, и оказавшись с ребенком в такой яме, как я после развода, это прекрасно понимаешь… С дочкой моей подружился вроде бы. Мы съехались, решили попробовать жить вместе. Помогал, был готов решать проблемы, сделал мне карту к своему счету, мол, мы теперь семья, это значит, общий бюджет... Через какое-то время мы поженились официально, а когда дочери было шесть, родили общего ребенка…

Говорят, что мужья познаются в декрете: очень многие, что уж там, в этот непростой для семьи период начинают козлить. Но Владимир вел себя вполне достойно. Деньги от жены не прятал, не жадничал, к детям относился одинаково. Правда, заниматься детьми ему особо было некогда: он очень много работал. Поэтому, собственно, и предложил Ксении с выходом из декрета не спешить.

– Я с радостью согласилась, помнила, как было сложно с больничными со старшей дочкой! – рассказывает Ксения. – Эти косые взгляды и постоянное чувство вины… Перед коллегами – за то, что все бросаешь и сидишь с ребенком, перед дочкой – за то, что убегаешь на работу. Ничего хорошего!

Со второй дочерью все было не так: Ксения сидела дома, занималась детьми, и денег сначала им на все хватало. Но два года назад у Владимира начались проблемы на работе. Прошло одно сокращение, потом другое. Отменили бонусы, убрали премии. Именно в этот момент Ксении позвонила подруга и предложила выйти на ее место. Супруги посовещались и решили – надо выходить. Старшая дочь у Ксении была уже довольно большой, а с младшей взялась помогать свекровь.

Все устроилось наилучшим образом.

И с тех пор карьера и зарплата Ксении идет вверх, тогда как карьера и зарплата ее мужа катится под уклон. Пандемия добавила жару, после нее на работе у Владимира стало совсем кисло. Он уже и другую работу искал. Но особо не преуспел. Больших зарплат сейчас не платят нигде, а менять шило на мыло тоже не хочется.

Тем более, Ксения сейчас зарабатывает неплохо, а бюджет у них общий – с подачи, кстати говоря, Владимира. Как договорились с самого начала, так и живут. Свою зарплату Ксения переводит на общий счет, оттуда оплачивают покупки, квартплату, оттуда же Ксения берет деньги на детей. Общая дочь у них первоклассница, особых расходов на нее нет. А вот на старшую в последнее время приходится раскошеливаться. 

– Спорт у нее достаточно дорогой, стала на соревнования ездить в этом году, нравится ей, занимается с удовольствием! – рассказывает Ксения. – Репетитора взяли по математике, у них два учителя сменилось за год, я поняла, что нужно помогать. Гитару купили, дочь тоже сама попросила! Брекеты поставили весной, тоже не бюджетный вариант выбрали, а подороже. Выросла резко за последний месяц, посмотрели, все прошлогоднее малое уже. Пошли, купили обувь, куртку, две пары джинсов. Вроде и суммы не такие большие по отдельности, но в целом, конечно, впечатляет, я согласна. С другой стороны, ну деньги же есть в семье! Вполне можем позволить купить ребенку что-то получше, почему нет-то?

Владимир тоже видит эти расходы, и, как оказалось, скрипит зубами. Надо сказать, в последнее время отношения с дочерью жены у него складываются не очень гладко. Милая малышка стала превращаться во вредного ершистого подростка, показывает зубки, даже успела уже отчиму заявить – а ты, мол, мне вообще никто, права не имеешь указывать! Конечно, Ксения провела воспитательную беседу, девочка извинилась – сквозь зубы, но все же. А осадок у Владимира все равно остался.

– В выходные зашли в магазин с дочкой, я ей купила носочки и пару футболок на лето, копеечная сумма, в общем-то! – рассказывает Ксения. – Пришли домой – муж мрачнее тучи. Ты слишком много денег тратишь на свою дочь, говорит! Работаешь только на нее! И это в тринадцать лет, что дальше-то будет… Ну да, в этом месяце много покупок было, но все нужное. И что-то мне так неприятно стало! Почему я не могу тратить на своего ребенка-то? Я зарабатываю сейчас в три раза больше мужа. А он мне – какая разница, кто сколько зарабатывает, мол, у нас общий бюджет, а ты обнаглела. Балуешь ребенка, который совершенно этого не заслуживает! Я, говорит, против этих трат. В крайнем случае, у нее есть папа, половина содержания должна идти с него. 

По мнению Владимира, если отец дает пять тысяч рублей в месяц на дочь, то и они с общих денег должны вкладывать плюс-минус такую же сумму. И на эти деньги содержать ребенка. Брекеты, гитары, танцы и кроссовки за пятнадцать тысяч рублей они не могут себе позволить…

А вы как считаете, кто тут обнаглел – Ксения, которая отягощает общий семейный бюджет своим ребенком, или ее муж, которому вдруг стало жалко денег на бедную падчерицу?


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.