grazdano4ka

Categories:

Дочери в трудный момент помочь отказалась, зато помогла сестре и племяннику

– Полгода назад, по осени, у нас с мужем сложный период был в материальном плане, прямо черная полоса! – рассказывает тридцатитрехлетняя Инна. – Его подставили по работе, пришлось уйти буквально одним днем, без всяких пособий. Да еще хорошо, что хотя бы ноги унес, могло закончиться все гораздо хуже. У нас ипотека, маленький ребенок, я в декрете, запасов на пару месяцев от силы. Муж кинулся искать работу, а не так-то это просто. Один облом, второй, третий… В общем, в ноябре его увозят на скорой, инфаркт, это в тридцать пять-то лет…

– Да уж, и правда черная полоса…

– В общем, все деньги я выгребла, что были, и сунулась к маме за помощью. Говорю, буду на работу выходить, а Насте сад дадут только через год, ты не могла бы посидеть? Она стала тянуть – ну, вот, ты понимаешь, если бы пару часов, да в неделю раз, то я бы и посидела, а каждый день, с утра до вечера, прямо и не знаю… Ладно, говорю, все понятно, вопрос снимается. 

– Пару часов раз в неделю – это сильно в такой ситуации…

– Ну да… В итоге свекровь нашла какую-то свою дальнюю родственницу, которая согласилась сидеть – за деньги, конечно, но сравнительно небольшие. К тому же все же не совсем чужой человек. Вышла я на работу, дочка стала с няней сидеть. Муж больше двух месяцев лечился, сначала в больнице, потом дома. Свекровь помогала сильно все это время, мама так, позванивала, спрашивала, как дела…

– Обижаешься на маму?

– Сначала обиделась, очень. Но потом подумала – наверно, она не обязана была костьми лечь, чтобы помогать нам. Убедила себя, что все нормально. Тем более, муж на поправку пошел, а весной нашел неплохую работу. Работает второй месяц, уже одну зарплату получил, вроде потихоньку входим в колею. С мамой перезваниваемся пару раз в неделю… И тут я совершенно случайно узнаю, что с мамой в квартире живет тетя Люда, ее младшая сестра. 

– Хм. А что у сестры с жильем? Квартиры своей, что ли, нет?

– Все у нее есть! Просто она свою квартиру сдала, чтобы помочь сыну ипотеку платить, и мама любезно позвала ее к себе. А то бы ей пришлось зимой жить на даче, надо же так! Мама говорит, Инна, у Людочки столько проблем в последний год, прямо черная полоса какая-то. Я должна была ей помочь! И что-то меня такое зло взяло! Черная полоса у нас – это, значит, ничего страшного. А у Людочки – беда, надо помогать. Причем помогает мама, получается, за мой счет тоже, поскольку квартира-то, в которой они живут сейчас с тетей Людой – наша с мамой пополам! И ладно бы еще, если бы помогала сестре. Но помощь идет ее сыну-оболтусу! А вот это мне совсем не нравится…

…Тетя Люда, мамина сестра, по словам Инны, всю жизнь жила – не тужила. Муж ее был каким-то чиновником на хлебном месте, зарабатывал неплохо, копейки они не считали, жили на широкую ногу. Единственному сыну дали прекрасное образование, показали мир. После окончания института отец устроил его на хлебное местечко по знакомству.

– Ну, как это бывает – синекура! – рассказывает Инна. – Хорошая должность, отличная зарплата для двадцати двух лет, и делать-то почти ничего не надо… Сынок полгода поработал, уволился и поехал в Индию, искать себя. Какое-то время там прожил, деньги кончились – вернулся. Родители взяли ему в ипотеку квартиру, сами платили кредит, папа снова устроил его на работу. Он снова поработал сколько-то там, немного совсем, и опять уволился. Поехал тусить теперь в Европу…

А потом у мужа тети Люды обнаружили рак. Пару лет она боролась, лечила супруга, продала дачу, две машины, гараж. К сожалению, лечение не помогло, и мужа не стало. 

– Теперь за квартиру сына ипотеку платить некому! – рассказывает Инна. – Сам он делать этого не может, потому что не работает. Такой работы, на которую его папа устраивал, теперь нет и близко, а на другой трудиться он не может! Сидит в своей квартире – в соседнем доме, кстати, от родительского. Ночами в интернете сидит, днем спит. Тетя Люда считает, что должна помочь мальчику выплатить ипотеку, ибо жилье обеспечить – обязанность родителей. Мальчику вообще-то уже тридцать лет! Обеспечивать его мать будет, видимо, до седых волос…

Инну прямо трясет от возмущения – она не хочет, чтобы мать за ее счет помогала бездельнику-двоюродному братцу.

– Хочу потребовать от матери свою долю в квартире! Пусть выкупает! – злится Инна. – А почему бы и нет? Нам деньги не помешают! Не по-человечески? Я ее просила по-человечески посидеть с ребенком, она отказалась! По закону не обязана… Хорошо, будем действовать тогда в рамках закона. Сидеть с ребенком не обязана, а мою долю недвижимости отдать – очень даже должна…

Как считаете, имеет Инна моральное право забрать у матери в такой ситуации полквартиры, или пусть идет зарабатывать сама?

Что думаете?


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.