grazdano4ka

Category:

«Если я еще раз услышу такой тон в разговоре с моей матерью, ты у меня получишь!» – заявил муж

– …Вот такое впечатление, что свекровь это делает мне назло! – рассказывает тридцатитрехлетняя Татьяна. – То, что при этом ребенок страдает, она не понимает как будто… У сына аллергия уже не первый год. Список опасных продуктов написали, распечатали, повесили на холодильник и у них, и у нас дома. Шоколад, мед, яйца, некоторые фрукты и клубника, это уже прям железно вызывают реакцию, ребенок покрывается коростой… И каждый раз одно и то же: только я отвернусь, она как специально дает что-то именно из этого списка!

– Хм. А как объясняет свои действия?

– «Ой, я дала всего ничего, от одной дольки ничего не будет! Ему очень хотелось попробовать!», а у ребенка щеки красные! «Это не от этого! Это вы сами чем-то накормили!»… Ага, мы! У меня все выверено до миллиметра уже, я меню ребенку составляю на неделю, слежу, потому что лечить приходится мне, а эти высыпания вылечить ой как непросто!

Сыну Татьяны и ее мужа Андрея почти четыре года, но в сад он пока не ходит, именно из-за сильной аллергии на многие продукты. Супруги решили, что Татьяна пока посидит с ребенком дома. Тем более, что и самой ей нравится быть домохозяйкой, и муж не против. Зарабатывает он достаточно, квартира у них есть – живут в добрачной двушке Андрея, так что об ипотеке или съеме голова не болит.

С сыном Таня сидит сама, к помощи свекрови за четыре года почти и не прибегала. Хотя Анна Дмитриевна к внуку рвется – то и дело звонит, просит разрешения прийти, пообщаться. Поначалу Татьяна таким визитам была рада, и препятствий не чинила. Хотите – приходите! Бабушка и дома с внуком играла, и на улицу ходила с удовольствием.

Только вот в последнее время стала Таня замечать, что после таких прогулок аллергия у сына расцветает бурным цветом.

– Несколько раз ребенок проговорился, что бабушка шоколадку купила, раз я сама ее за руку ловила – кофта перемазана была у сына в чем-то сладком… Типа клубничного сиропа, это для нас вообще кошмар. Говорю, Анна Дмитриевна, что вы делаете-то? Она сначала глазами хлопает – я ничего не давала! Потом начинается – ну дала один раз лизнуть… Но зачем? У меня вот этот момент в голове не укладывается! Взрослый человек, причем, современный, городской, не забитая тетушка из села, которая слова «аллергия» отродясь не слышала. Ну это же диверсия какая-то! Она уходит домой, к вечеру у ребенка начинаются высыпания…

Причем, случается такое не каждое бабушкино посещение, а время от времени. Иногда визит к внуку проходит без последствий. Но только Анна расслабится и начнет думать, что до свекрови, кажется, наконец-то дошло – как сын снова покрывается характерным шершавым румянцем. 

Хоть вообще ее не приглашай.

Анна уже и мужа посылала с разговором, просила хотя бы узнать у матери мотивы такого поведения.

– Жалко ей ребенка, видишь ли! – рассказывает она. – Ест все пресное, а ему ведь сладенького хочется! Ну как так, детство без конфет! Считает, что с одной конфетки плохо не будет. А если и будет, то это ерунда, ну подумаешь, красные щеки! А то, что эти диатезные высыпания чешутся, болят и не проходят неделями, если уж вылезут – она не видит…

При этом лишать ребенка общения с бабушкой тоже не хочется – они прекрасно ладят и любят друг друга.

– А перед майскими праздниками Анна Дмитриевна стала просить отправить внука к ним с ночевкой на несколько дней, – рассказывает Татьяна. – Я сначала не хотела, но потом муж меня уговорил. Мол, взрослый парень уже, четыре года, не младенец давно… Решили отправить на денек, попробовать. С Анной Дмитриевной провели беседу, что можно, что нельзя, она обещала и клялась, что все будет прекрасно. Отвезли им ребенка, я, конечно, как на иголках. Но вроде все нормально. Она звонила несколько раз, отчитывалась, что поели, чем занимаются. На следующий день приехали за сыном – Анна Дмитриевна уговорила оставить еще на денек. А утром звонит – мы, говорит, на дачу уехали! Я, честно говоря, разозлилась уже на этом этапе – собрались и поехали с утра, это как? Но муж говорит – ладно, не кипятись, пусть отдохнут на воздухе, теперь уже ничего не попишешь, завтра съездим и заберем…

В итоге Татьяна не видела сына три дня, хотя по телефону свекры постоянно были на связи, успокаивали и утверждали, что все в порядке. Бодро рапортовали, что утром внук ел овсяную кашку, в обед – овощной суп, вечером – картофельное пюре, никакой запрещенки. Все, мол, в порядке. 

Ага, как бы не так!

– Когда мы приехали, я посмотрела на сына и чуть не упала – такого диатеза у нас не было уже давно! – рассказывает Татьяна. – Щеки малиновые. Пятна и на спине, и на животе… Я, конечно, не сдержалась, может, и виновата, стала кричать на свекровь, обозвала ее даже, кажется… А тут муж зашел, услышал! И как пошел кричать… на меня! Закрой, говорит, рот сейчас же! Если я еще раз услышу такой тон в разговоре с моей матерью, сразу получишь в лоб с размаха!..

Татьяна в двойном шоке – общение в таком ключе в их семье абсолютно не характерно! Они с мужем тихие интеллигентные люди, любящие супруги, за годы брака почти и не ссорились. А если и случались небольшие конфликты, то быстро гасли. Ни о каких «в лоб» и «в глаз» раньше и речь не шла. Кулаками в семье никто не размахивает, физических наказаний не практикует.

О том, что сорвалась и высказала свекрови все, что думает, Татьяна не жалеет ни капли. Но той, кажется, как с гуся вода. Подумаешь, диатез. Руки-ноги у ребенка целы, голова на месте, а остальное ерунда. Что давали – не сознаются, вины за собой особой не ощущают.

Но обидно, что муж тоже никакого «конца света» в красных коростах не видит. А главное, позволяет себе высказываться в таком тоне…

А может, Татьяна и правда истеричная онажемать? Спокойней нужно ко всему относиться?

Или это муж не прав, и спускать такое нельзя?

Что думаете?


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →