grazdano4ka

Categories:

Помогаю дочери так, чтобы муж не знал

– Дочери двадцать шесть лет, она в декрете, у нее годовалый ребенок, квартира съемная и муж-балбес! – рассказывает пятидесятилетняя Анна Сергеевна. – Так-то зять, может, и неплохой, просто молодой еще. Зарабатывает, естественно, немного, да еще и экономить они не умеют. Пятого числа получка была, а пятнадцатого они уже без денег, Янка на улицу с ребенком выйти не может, потому что подгузники кончились… Ладно, говорю, жди, сейчас приеду, куплю вам подгузники, и продукты заодно. Только я тебя умоляю: отцу не слова! Узнает, что я тебе помогаю – опять будет скандал… 

…Муж Анны Сергеевны, отец Яны, человек небедный. У Вадима Борисовича свой бизнес, и, несмотря на кризис, дела идут сравнительно неплохо. Супруги живут на широкую ногу, покупают все, что хочется. У них большая удобная городская квартира, есть загородный дом, куда они наезжают время от времени, пара автомобилей. Анна Сергеевна с самого рождения дочери не работает, занимается семейными делами: руководит домработницей, время от времени затевает ремонт, организовывает поездки, встречает гостей, сопровождает супруга на мероприятиях.

Вадим Борисович обожает жену и готов выполнить любой ее каприз. Но в одном вопросе стоит твердо, как скала: он категорически против материальной помощи взрослой дочери. Яну они с женой вырастили, выучили, профессию в руки дали, обеспечивали даже не до восемнадцати лет, как были обязаны, а до тех пор, пока она не закончила вуз и не пошла работать.

Более того, сейчас дочь вышла замуж и родила ребенка. Это ее осознанный шаг и взрослое решение. Платить за него Яна должна сама.

– У меня вообще такое впечатление, что Вадим… ну, как бы это сказать… разочаровался в дочери, что ли! – жалуется Анна Сергеевна. – Причем, не сейчас, а еще в детстве, лет в десять-двенадцать!

По ее словам, пока Яночка была младенцем и милой пухленькой малышкой, такого отца, как Вадим, нужно было еще поискать. Отец с удовольствием возился с дочерью, летел домой раньше, чтобы успеть к купанию, вставал ночью, по выходным ходил с коляской в ближайший парк. Научил дочь кататься на велосипеде, читать, сочинял ей сказки, мог отложить все дела и остаться дома, если девочка заболевала – это при том, что всегда был деловым и очень занятым человеком.

Подруги завидовали Анне: «Где только берут таких пап?» – а она только улыбалась и пожимала плечами.

А потом как-то постепенно все изменилось. Отец становился к дочери все холоднее и холоднее, прекратились игры и веселая возня, начались замечания и упреки: 

– Не сутулься. Как в школе дела? Опять четверка, а почему не пять? Плохо. Сегодня садись и учи вчерашний параграф, и сегодняшний тоже. И завтрашний, на всякий случай. Я вечером проверю…

Анна долго не замечала перемен. Ну, устал человек на работе, плохое настроение у него, некогда.

– А как-то раз поехали мы к моим родителям в гости, – рассказывает Анна. – Папа выпил, подсел ко мне да и говорит: А Вадим-то твой что, дочь вообще не любит? Жалко Яночку, она как сирота при живом отце!» Я растерялась, не знала, что ответить. А потом подумала – а ведь папа прав! Пришла к Вадиму с разговором, что так нельзя. А он – почему нельзя, девочка выросла, мол, сюсюкать с ней, как с трехлеткой, уже нельзя, иначе на голову сядет…».

Это при том, что в жене Вадим по-прежнему души не чаял, называл ее зайчиком и ласточкой, по его собственному выражению, сюсюкал без проблем…

Несмотря на отцовскую строгость, Яна все делала не так: наотрез отказалась заниматься спортом, не любила физику с математикой, училась не на круглые пятерки, поступила в гуманитарный вуз, который и закончила с синим дипломом. Работала в какой-то фирме секретарем на ресепшен, а потом еще и замуж выскочила за молодого разгильдяя, который папе тоже не понравился…

– На следующий день после свадьбы отец Янку даже из нашей квартиры выписал! – вздыхает Анна Сергеевна. – Пусть, говорит, прописывается к мужу… А у мужа своего жилья нет! Яна мне говорит, мам, ну ты представляешь, я сейчас к свекрови приду с какими глазами – пропишите, мол, меня, пожалуйста… 

В итоге Анна договорилась со своими родственниками, двоюродной сестрой с мужем, чтобы те прописали Яну у себя – чтобы она не была бомжом. Денег дала, все за спиной отца, разумеется – тот категорически запретил помогать дочери. Ребенка Яна прописала к мужу.

А Анна Сергеевна продолжает выручать дочь, несмотря на запреты. Ну а как не помочь? У дочери ребенок, зарабатывать она не может. Квартиру ей купить отец не хочет, это должен сделать муж. Но муж-то совсем не олигарх. Половина его зарплаты уходит на съем, вторая половина – на жизнь. И на жизнь не хватало бы, если бы Анна Сергеевна постоянно не подсовывала гуманитарную помощь. Чтоб питались нормально, обувались – в кедах по морозу тоже ведь не дело, за здоровьем следили смолоду…

Сама Анна Сергеевна по-прежнему не работает, но денег муж ей дает достаточно, так что умыкнуть оттуда то три, то пять тысяч можно незаметно. А дочь эти деньги очень выручают.

Единственное, о чем просит мать – не говорить отцу, иначе будет скандал. Так-то Вадим добрый и великодушный, но если нарушить прямой его запрет, мало не покажется…

А вам как ситуация? Что думаете?


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.