grazdano4ka

Categories:

У старшей дочери свадьба на носу, а отец квартиру подарил младшей, двенадцатилетней

– …С мужем, с Андреем, мы познакомились уже двадцать пять лет назад, причем, весьма экзотическим образом! – рассказывает пятидесятилетняя Мария Васильевна. – Я шла с трехмесячной дочкой в коляске, вдруг посреди пешеходного перехода слышу, что-то треснуло, и у коляски отломилось колесо. Ну, я растерялась, заметалась, светофор уже мигает, я не знаю, за что хвататься, коляска не едет… И тут мужчина, идущий сзади, мне помог – подхватил коляску и перенес мне ее на ту сторону, вместе с ребенком…

– Это и был Андрей?

– Ага… Пойдемте, говорит, девушка, со мной, здесь в ста метрах шиномонтажная мастерская, я там работаю. Починим ваш мерседес. А вы пока с ребеночком посидите, подождете. Пошли, сделали они нам с напарником коляску, что-то там запаяли, в благодарность Андрей попросил телефончик. Ну, тогда мобильников еще особо не было, по крайней мере, у меня точно, я дала домашний. Очень уж благодарна была, что коляску наладили, да еще и бесплатно. Не представляла просто, как бы я с дочкой без транспорта…

…На момент знакомства с Андреем Мария жила с родителями и растила дочку одна. Биологический папа ребенка изящно слился, как только впереди замаячила беременность, а ведь до этого обещал золотые горы. Родители поддержали, спасибо им, приютили и поделились куском хлеба, но ведь они и сами были не олигархи. На дворе стояла вторая половина девяностых, и ситуация была уже чуть лучше, чем в начале десятилетия. 

Но все равно Мария с семьей выживали на какие-то смешные гроши.

Вещи для ребенка, например, собирали всем миром – подруги, родственники, соседи, знакомые с работы. Кто-то отдал коляску, кто-то ванночку, кто-то притащил ползунки и десяток пеленок. Одноразовые подгузники уже давно не были экзотикой, но Мария о них и не мечтала. Все деньги, что у нее были, уходили на питание, и как жить дальше, молодая мать вообще не представляла.

Так что веселый, рукастый и уверенный в себе Андрей появился в ее жизни весьма вовремя.

В этот же день вечером он позвонил, потом на следующий день, потом еще раз. Как-то быстро закрутились отношения, и уже через три месяца Мария под причитания мамы собирала в чемодан свои и детские вещи – переезжала к Андрею.

– Так разве бывает? – страдала мать. – Вы знакомы всего ничего. Куда ты поедешь с ребенком? Останься! Ничего хорошего из этого не выйдет…

Страхи и предсказания мамы не сбылись. Мария переехала к Андрею, и зажили они весьма неплохо. Андрей окружил ее заботой, к дочке относился как к родной, мог и накормить, и погулять. И ночью вставал, и у кроватки сидел, когда болела. Когда ребенку исполнился год, Мария и Андрей поженились. Андрей носил жену и дочь на руках, сдувал пылинки. Просил родить ему еще одного ребенка, и Мария, еще недавно говорившая себе, что больше никогда, решилась планировать второго. Кому и рожать-то, если не такому замечательному мужчине и отцу, как Андрей.

Только вот проблема: второй ребенок у них никак не получался. Год шел за годом, а беременность все не возникала. И только когда старшей девочке, Оленьке, исполнилось тринадцать лет, а второго уже и ждать перестали, Мария неожиданно увидела на тесте две полоски. А спустя положенное время родила вторую дочь – Юленьку.

– Андрей в обеих дочках души не чаял! – рассказывает Мария. – Совершенно никак их не разделял. Играл, учил кататься на велике, плавать, песни с ними пел, брал на рыбалку, причем, Олю даже больше: выяснилось, что Оля отдых на реке с удочкой обожает, как и Андрей, а Юля совсем не фанат… Конечно, Оля звала Андрея папой, другого она и не знала. И в голову не приходило ей, что у нее может быть другой отец. А я тоже не видела смысла об этом говорить. Зачем? Мы семья, все прекрасно…

Когда Ольге исполнилось пятнадцать, а Юле не было еще и двух лет, Андрей взял в ипотеку строящуюся квартиру.

– Зачем? – удивилась Мария.

– Ну как же, для детей, чтоб было, с чего жизнь начинать! – пояснил Андрей.

Ипотеку Андрей платил сам – зарабатывал он весьма достойно, и за десять лет без напряжения выплатил долг за квартиру целиком.

– Сейчас Ольге двадцать пять, у нее парень, они говорят о свадьбе! – рассказывает Мария. – Я была уверена, что купленную квартиру Андрей предназначает Ольге. Но каково было мое удивление, когда он сообщил, что оформляет жилье… на Юлю! А Оле, говорит, позже поможем на первоначальный взнос, если все будет в порядке… Нет, каково? Юле двенадцать лет, она еще в школе учится, а старшей дочери отделяться надо и жить отдельно… Она не может вообще взять в толк, почему так-то?

Объяснять дочери, почему так, Мария не готова. У Оли всю жизнь был любимый папа, которого она боготворила. А теперь что же? Сказать, что это не так? Это будет ударом для дочери, Мария знает точно.

Но, с другой стороны, и не пояснить ситуацию нельзя. Ольга в толк не может взять, почему отец вдруг принял такое решение по поводу квартиры. Может, дело в ней – это она его чем-то обидела? Может, в зяте?

– Я Андрею говорю, что Юле квартира пока не нужна, замуж выходит Оля, давай сначала решим ее проблемы. А он мне заявил, что сначала должен решить проблемы родной дочери. Квартира Юле, и точка. Пока она будет сдаваться, а деньги Андрей хочет откладывать Юле на образование. Что до Ольги – ей он тоже поможет, по мере сил. Сейчас нет уверенности, что материально все будет так же хорошо, как десять лет назад. Поэтому квартиру целиком Андрей Ольге обещать не может. Может только помочь с первоначальным взносом…

А как же тогда все эти «не тот отец, кто родил, а тот, кто вырастил»? Вырастивший все же получается не совсем отец? Кровь не вода, и Андрей совершенно прав? Марии грех на него обижаться?

Или в такой ситуации надо уже не делить детей, это только разобьет семью?

Что думаете?


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →