grazdano4ka

Category:

В хорошие времена подарил матери квартиру для сдачи. Начались трудности, сын просит квартиру продать

– …Ботинки за тридцать тысяч рублей покупали запросто, представляешь? – рассказывает тридцатитрехлетняя Надежда. – Дочке – курточку Монклер тоже за бешеные тыщи, на пару лет от силы, и даже не сомневались. А уж майки, кофточки, рубашки и вообще не считали! С одной стороны, наверно, хорошо, что не скупились, сейчас хоть шмоток надолго хватит, новые покупать не надо. А с другой стороны, так подумаю, эх, а сейчас мы на эту тридцатку месяц живем втроем – я, муж и ребенок. И когда будет лучше, вообще не понятно!

Еще два года назад муж Надежды, Глеб, был преуспевающим бизнесменом. Бизнес давал хороший доход, и семья жила на широкую ногу. Две машины, строящийся коттедж, большая квартира, путешествия по несколько раз в год то в Таиланд, то в Европу, то куда-нибудь еще… Недостатка в деньгах у них точно не было.

Надежда не работала в общепринятом понимании этого слова, но помогала мужу в бизнесе, была у него что-то типа личного секретаря: забронировать билеты, организовать встречу партнеров, поздравить постоянных клиентов с Новым годом, утрясти какие-то семейные дела. Много времени эти задания, впрочем, не требовали, и Надежда в основном занималась дочкой и бытом. Сделала в квартире ремонт, начала строительство загородного дома, планировала семейные отпуска, созванивалась с родителями, в том числе, и матерью Глеба. Тому было некогда этим заниматься, и он с легкостью препоручил это жене.

– Четыре года назад Глеб купил квартиру своей матери, очень неплохую двушку в хорошем районе! – рассказывает Надежда. – Ну, просто подвернулась квартира по случаю, знакомый продавал, дешево, грех было не взять. У матери как раз юбилей был, пятьдесят пять лет…

– Подожди, а до покупки квартиры она где жила? С вами?

– Нет, ты что! – машет руками Надежда. – Мы с ней больше двух часов никогда бы не смогли вместе находиться, хорошо, что вместе не жили ни дня. У нее есть своя двушка, наследная, там она всю жизнь живет, и Глеб там родился и вырос. А эту квартиру Глеб ей купил – ну, вроде как инвестиционную, как прибавку к пенсии, чтоб сдавала и у нас денег не просила в старости. 

– Понятно…

– Мать до этого о пенсии и не помышляла, по крайней мере, вслух ничего не говорила. А как узнала про квартиру, тут же уволилась с работы. Двушку сдала очень хорошо, крупная компания сняла для своих сотрудников. И вот с тех пор живет, горя не знает. По музеям, по театрам с подружками ходит, летом на море ездила, кроме разве что прошлого года. Она у нас, знаешь, такая, современная бабушка: внучку только по праздникам видит да приветы ей передает. Сидит в соцсетях, общается, подписчиков у нее много…

Честно говоря, Надежда была очень не в восторге от этого широкого жеста мужа – купить матери квартиру. Но тот настоял на своем. Мол, мать вырастила его одна, в непростые годы, и были времена, когда и пол мыть приходилось в качестве подработки, и на рынке стоять. Но у Глеба всегда было все, что надо. 

Отца своего Глеб не знает, мать про него никогда ничего не говорила. Но мать любит и очень благодарен ей за все.

И все было хорошо, только какое-то время назад бизнес Глеба стал медленно, но верно идти ко дну. Еще до пандемии все было плохо, хотя Глеб с партнерами и хорохорились – брали кредиты, проводили акции, заманивали клиентов суперскидками, которых не было у конкурентов. Клиенты шли, но как-то все менее активно. А потом грянул ковид, и все упало совсем. 

Глеб брал кредиты и продавал имущество. Продал одну за другой обе хорошие машины и взял старенькое бюджетное авто, которое теперь постоянно ломается и жрет деньги, продал участок с недостроенным домом… На какое-то время бизнес поднимал голову, но потом опять впадал в кому.

И вот сейчас ситуация уже близка к критической. О бизнесе уже никто и не мечтает, но надо платить долги, которых за время судорожных попыток реанимировать хорошую жизнь накопилось немало. Глеб ищет работу «на дядю», хоть какую-нибудь, пару лет назад он и представить себе такого не мог. Но работа все не находится. Бывшего бизнесмена, мастера на все руки, специалиста широкого профиля, «дяди», имеющие работу и деньги, видеть в рядах своих компаний почему-то не хотят. 

Надежда тоже разослала резюме, недавно ее пригласили в операторы колл-центра, и она, видимо, будет выходить – это даст возможность хотя бы платить за квартиру и покупать продукты.

– И всем плохо, только свекрови хорошо! – рассказывает Надежда. – Пару раз попросили у нее денег на еду. Она дала, но с таким лицом, что ох. Объедаем бабулю-пенсионерку, здоровые лбы, как не стыдно! Это при том, что она сдает квартиру, купленную и подаренную сыном, каково? Я уже полгода Глебу твержу – забирай у матери квартиру тогда, продадим, отдадим долги… 

– А квартира оформлена на мать?

– Да, к сожалению! Глеб же широкая душа, оформил на нее все. Я говорю – продавайте! Встанем на ноги – купим ей еще, может, поскромнее, но все же. Он все мялся, жался – да ну, неудобно как-то, сначала «на», потом «отдай». А тут припекло, видимо, поехал к ней с разговором. Вернулся убитый. Мать его, откровенно говоря, послала! Ничего не знаю, говорит, квартира моя, я без нее не справлюсь уже. С работы ушла, новую не найду, а ты молодой, у тебя все легко и просто, работай, зарабатывай! А от меня отстань!

Мать ведет себя как предатель?

А может быть, она права: подарил квартиру – забудь? Забирать подаренное для решения своих проблем – ну, это дно. Глеб молодой, должен сам заработать и встать на ноги, не трогать пенсионерку?

Что думаете?


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.