grazdano4ka

Categories:

Сестры не хотят общаться, а мать все старается их помирить

– Конфликт у нас с сестрой возник из-за денег, из-за смешной, по сути, суммы – девять тысяч с копейками! – рассказывает сорокалетняя Лариса. – Повалилась она в последнее время брать у меня в долг по мелочам – то тысячу, то полторы, то семьсот рублей. 

– И часто так?

– Ну, раз в неделю обязательно, а то и чаще. Звонит – не перекинешь, мол, столько-то, я в аптеке стою, на лекарство ребенку не хватает, в понедельник алименты получу, отдам. Я ей пыталась сказать, что на такие случаи вообще-то кредитки есть, и с беспроцентным периодом. «Ой, нет, с банками связываться я не хочу!» Ну, я переводила, отказать-то неудобно, не скажешь же, что у меня тысячи нет – не поверит. Хотя бесило это меня страшно!..

– А она что, потом не отдавала?

– Отдавала, но, во-первых, всегда с опозданием, а во-вторых, какие-то небольшие суммы то и дело «терялись». Напоминать про пятьсот рублей неловко было, а они копятся… Стала я записывать. И потом в очередной раз, когда она попросила, а я в плохом настроении была, все ей и вывалила. Говорю, отдай сначала то, что назанимала раньше! Вот тебе распечатка за три месяца, сколько брала, сколько отдала. Девять тысяч двести где-то зависли… Она распсиховалась, расплакалась, обозвала меня по-всякому, через несколько дней перечислила десятку, еще и с сообщением – подавись! Вот оно мне надо, такое, за мои же деньги? Но зато теперь – как отрезало. Денег больше не просит и не общается со мной демонстративно…

– Переживаешь?

– Да вот еще! Наоборот, только радуюсь, спокойнее стало, никто не клянчит и не ноет. Мама переживает! Честно говоря, проела мне уже плешь – помирись да помирись с Милой, вы родные сестры, нельзя так! Нужно общаться, ни у нее, ни у тебя больше в жизни никого!

…Ларису в семье все считают богатой. Она и правда живет материально весьма неплохо: много работает, хорошо зарабатывает, зарплата у нее в районе двухсот пятидесяти тысяч. Лариса сама купила квартиру и машину, путешествует, одевается, подбрасывает денег маме-пенсионерке.

– Вернее, подбрасывала, пока не сообразила, что все деньги тут же утекают Людмиле! – рассказывает Лариса. – Теперь от меня идет только натуральная помощь: продукты, лекарства, подарки на праздники. Правда, мама и их ухитряется передать младшей доченьке… Подарила я ей машинку посудомоечную на Новый год, прихожу тут на днях – где машинка? Нет! Исчезла! Мама давай блеять и нести всякую чушь… Потом созналась – машинка у Милочки, ей нужнее! Она работает, и у нее двое детей, а мама одна, за собой тарелку помоет без проблем… Я говорю, мама, в съемную квартиру зачем ей посудомойка? Молчит…

У Ларисы детей нет, у Людмилы двое, восьми и четырех лет, она пару лет назад развелась и растит их сама. Работает, получает алименты, но больше половины доходов отдает за съем, на остальное сводит концы. Во многом, конечно, с помощью матери, которая и с детьми сидит, и деньжат подбрасывает, и продуктами делится.

– Про величину своей зарплаты я им не говорю, но они, конечно, догадываются, что получаю я прилично! – рассказывает Лариса. – Может, конечно, в своем воображении еще и дорисовывают нолик, не знаю. Но рассуждают, видимо, что с такими доходами грех требовать с бедной сестры копеечные долги, нужно просто забыть, и все. У меня и жилье свое, и машина. Но все это я купила сама! Именно потому, что к деньгам отношусь и относилась с щепетильностью, что к пятистам рублям, что к пятистам тысячам… А, да что говорить! На меня все равно обиделись в итоге, и, наверно, это к счастью, потому что больше никто не звонит с просьбами по три раза в неделю...

При этом мать Людмилы и Ларисы ситуация весьма расстраивает. Женщина все пытается помирить дочерей.

– Не знаю, конечно, что она Миле говорит, но мне постоянно капает на мозг – надо общаться! Надо помириться! Она одна с детьми, ей сложно, не обижайся на нее. Ты старше, сделай шаг навстречу. Тем более, конфликт ваш яйца выеденного не стоит! Я говорю, мама, я не с кем не ссорилась, так-то! И мириться, в глаза заглядывать точно никому не собираюсь. И вообще, говорю, мама, я не хочу на эту тему говорить, закроем ее раз и навсегда!

Но мать не успокаивается – как бы невзначай приглашает Ларису то в гости, то на дачу в то время, когда там Людмила с детьми.

Как быть в такой ситуации?

А может, и правда, Лариса неправа, вполне могла помочь материально родной сестре и племянникам? И десятку эту несчастную забыла бы, и все. С нормальным доходом быть такой крохоборкой – это дно?

Или Людмила виновата, одолжила – отдай, либо не одалживай?

Что думаете?


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.