grazdano4ka

Categories:

Бабушка морочила голову с квартирой, после такого помогать ей не будем

– …У бабушки только и родственников-то осталось, что я и сестра: отца нашего, ее сына, уже нет, а с невесткой отношения у них сразу не сложились! – рассказывает тридцатидвухлетняя Татьяна. – Ей семьдесят шесть исполнилось, ну, тяжело уже одной, конечно. Мы с мужем помочь особо не можем – у нас ребенок, ипотека, живем далеко, в Подмосковье. Денег нет, и физически тоже не наездишься. А вот сестра снимает квартиру в Москве, недалеко от бабушки. Одно время все рядом с ней крутилась, помогать даже взялась, а потом они поссорились, и как отрезало. Бабушка теперь звонит мне, плачет. Не справляюсь уже, говорит…

С младшей сестрой Натальей близости у Татьяны нет, и что там произошло между ней и бабушкой, доподлинно неизвестно. 

– Бабушка, надо сказать, тоже не ангел! – объясняет Таня. – Особенно сейчас, в старости. Быстро раздражается, нового ничего не приемлет, обожает поучать, как надо жить. Видимо, и к Наташке стала лезть с советами. Ей не нравится, что она в двадцать семь живет с парнем, замуж не выходит, ребенка не рожает. Вот, видимо, чтобы это не слушать, Наташка и отморозилась, хотя до этого они нормально общались…

Со здоровьем у бабушки, Марины Ивановны, в последнее время неважно. Человек она грузный, с большим лишним весом, ходить ей тяжело. К старым проблемам, типа гипертонии и одышки, теперь добавились проблемы с суставами. Почки болят, желудок шалит, зрение падает.

В общем, проще уже перечислить те органы, с которыми нет проблем.

Конечно, бабушке нужна помощь, а самое главное – денег бы побольше. Лекарства, которые ей действительно помогают, стоят недешево, но бесплатно их почему-то не выписывают. Продукты дорожают, и в пенсию Марина Ивановна уже вписывается с трудом.

– Я мужу говорю, ей бы тысяч пятнадцать-двадцать еще ежемесячно добавить, на питание и лекарства, было бы отлично, но где их взять! – рассказывает Татьяна. – А муж мне отвечает: да ваша бабушка – миллионерша! У нее, говорит, трехкомнатная квартира на Ленинградском проспекте. Пусть продаст ее и купит две, поменьше. В одной будет жить, другую сдаст в аренду, вот и получится прибавка к пенсии…

Идея, конечно, хорошая: маленькую квартиру и убирать легче, и передвигаться по ней, когда каждый шаг отдает болью в колене, уже проще. Трешка бабушке, конечно, уже давно не нужна. В дальней комнате она не бывает неделями. Но как преподнести такую идею Марине Ивановне?

– Да просто так и сказать! – пожимал плечами муж. – Мол, есть вот такой вариант, он даст хорошие плюсы. Нет, так нет, хозяин – барин. Да – ну и отлично, с продажей-покупкой мы поможем, у меня приятель – риэлтор хороший, да ты его знаешь… Чего сомневаться-то, мы же себе ничего не просим, устраиваем все, как лучше для бабушки. Нашей выгоды в этом размене нет. Ну хочешь, я сам с ней поговорю?

Татьяна все-таки взяла щепетильный разговор на себя. Честно говоря, думала, что бабушка будет негодовать и отказываться, но та неожиданно согласилась.

– Мы залезли с ней вместе в интернет, показали, сколько такая квартира, как у нее, стоит, что на нее можно купить, – рассказывает Татьяна. – Оказалось – две очень приличные однокомнатные! Бабушка молчит, соглашается. Муж говорит, я тогда Серегу, риэлтора, позову на субботу, пусть посмотрит все, поможет сориентироваться конкретно. Бабушка кивает – да, зови!

В ближайшую субботу в квартиру к бабушке пришел риэлтор, все везде осмотрел, согласовали цену, за которую квартиру выставят на продажу.

– А могу я посмотреть документы на квартиру? – вдруг спросил риэлтор Сергей. 

– Да там все в порядке! – махнул рукой Танин муж. – Бабушка – единственный собственник, прописана в квартире одна, несовершеннолетних нет…

– И все-таки, хотелось бы взглянуть! – не отставал Сергей. – Мало ли, вдруг что-то утеряно, восстанавливать придется. Подготовим сейчас, пока время есть, без спешки…

– Марина Ивановна, а где у вас документы на квартиру? – спросил Танин муж бабушку.

И та понесла какой-то вздор. Отправила их искать папку с документами сначала в одно место, потом в другое.

– И так натурально удивляется – и что, мол, в комоде тоже нет? А вы хорошо смотрели, в первом ящике? – рассказывает Татьяна. – А потом говорит – ну, может, это Наташа взяла… Я ей – бабушка, ну не выдумывай, зачем Наташе документы на твою квартиру? Вспоминай, где они могут быть. А она – нет, точно она брала, когда мы с ней дарственную оформлять ездили. Я даже не поняла сначала ничего – какую еще дарственную? А Сергей говорит – так, вот с этого места подробнее. Вы квартиру, что ли, второй внучке подарили? А она – да, подарила, и что? У Тани есть квартира! А у Наташи – ничего! Ей замуж выходить надо, ребеночка рожать!.. Сергей говорит – ну вот, а что же вы мне-то голову морочите тогда? Я к вам ехал в выходной день – о жизни поговорить, что ли? 

Татьяна и ее муж, надо сказать, в ничуть не меньшем негодовании, чем знакомый риэлтор.

– Прекрасно получается: Наташка забрала квартиру и исчезла с радаров! – сердится Татьяна. – А бабушка вообще пургу какую-то несет. Нам ни слова, ни полслова, если бы не затеялись с этим обменом, так и не знали бы ничего… Муж говорит, так может, бабушка не поняла, что сделала? Я говорю – все она поняла! Хотела квартиру младшей внучке подарить, чтоб та деток родила, у нас же с тобой жилье есть, ипотечное, ну и что! Ну, раз так, пусть теперь, если что, Наташе своей и звонит…

Татьяна решила, что «после такого» помогать бабушке она больше не будет.

– Пусть помогает тот, кто квартиру забрал! – твердит она. – Непонятен только спектакль с приглашением риэлтора, ну да ладно. Ему небось не привыкать, это его работа. А мы переживем…

А вы как считаете, имеет Татьяна моральное право после такого поступка добавить бабушку в черный список на телефоне и вычеркнуть из сознания?

Как вам ситуация? Что думаете?


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.