grazdano4ka

Categories:

Родители и младшая сестра продают квартиру и не хотят делиться со старшей

– …А я считаю, что деньги от продажи квартиры надо либо на четверых поровну делить – родителям, сестре и мне, либо тогда уже всё – только родителям! – с обидой в голосе говорит сорокатрехлетняя Надежда. – Но только не так, как сейчас они делают: продают квартиру втроем, а мне шиш!.. Да, я в приватизации не участвовала – ибо на тот момент вышла замуж и жила уже отдельно, а сестра была еще ребенком, и они приватизировали квартиру на троих. Но это же формальность! Чем Катька лучше меня?..

Надежда давно уже живет отдельно от родителей. У нее уже второй брак, двое детей, старший студент, младшая – школьница. С мужем живут хорошо, платят ипотеку, строят планы. Обычная семья с обычными проблемами. Нужно учить детей, делать в квартире ремонт, и машину бы пора поменять, ибо еще год, и она посыплется уже конкретно, нормально ее уже не продашь. И в отпуск хочется съездить, несколько лет уже нормально не отдыхали…

– Ой, да столько всего надо, только где денег на все это взять! – вздыхает Надежда. 

Кроме мужа и детей, у Нади из близких еще родители-пенсионеры и младшая сестра. Родителям за шестьдесят пять, люди они активные, на здоровье пока не жалуются, и планов у них громадье. Отец до последнего времени работал, а теперь вот уволился, и решили они с мамой переезжать за город. У них уже есть участок и почти достроенный дом. За этот весенне-летне-осенний сезон родители планируют довести там все до ума, дом обшить, утеплить, провести газ, и предстоящую зиму уже встречать в своем доме.

– Денег на это надо кучу, конечно, и решили они квартиру продавать! – рассказывает Надежда. – Квартир у них две – большая трешка на Ломоносовском проспекте, в которой они живут сейчас, и маленькая однушка в Беляево, ее отец в свое время в наследство получил. Ее они сдают. Я думала, продавать будут однушку, но нет! Решили иначе! Однушку оставят для московской прописки, чтобы пенсию получать и медобслуживание в Москве. А трешку будут продавать, и деньги делить. На троих – две части родителям, и одна – Катьке…

Младшей сестре, Катерине, тридцать пять, и у нее тоже семья – муж и ребенок. Живут они в квартире мужа, и живут, честно говоря, не очень. Осенью совсем уже думали было разводиться, Катя даже квартиру начала искать в аренду. Но потом эта тема с разводом как-то ушла с повестки дня. Пока живут, но надолго ли, непонятно.

Ничего криминального муж сестры вроде бы не делает – в смысле, не пьет и не бьет. Но денег зарабатывает мало, с ребенком не занимается, по дому не делает ничего, посуду не моет, носки разбрасывает, вечером приходит и в комп. В общем, стандартный набор претензий. По словам сестры – как чемодан без ручки: и тащить неудобно, и бросить жалко.

Когда Катя решила осенью уходить, вроде зашевелился, начал немного проявлять активность, но теперь снова все сошло на нет.

– Да и вообще, он меня раздражает! – рассказывает Катя. – Как ест, как ходит, как дышит. Не могу я с ним, все равно, видимо, придется разводиться.

А теперь родители затеялись с этой продажей, все очень вовремя. Квартира у них достаточно дорогая, и даже трети ее стоимости Кате хватит на маленькую, скромненькую однушку. А если чуть поднапрячься и взять небольшую ипотеку, то и двухкомнатную можно купить, оформить развод, бросить наконец свой чемодан без ручки, жить с ребенком и не дуть в ус.

Так что Катерина только за продажу, и помогает родителям изо всех сил.

Но Надя чувствует себя обиженной. В квартире этой когда-то давно жили родители матери, отец в свое время пришел к ним. Здесь родились и Надя, и Катя, в этом дворе росли, в школе рядом учились. Бабушки с дедушкой не стало, они остались жить в квартире вчетвером, потом втроем – Надя вышла замуж и выписалась к первому мужу. Еще через какое-то время родители вдруг решили приватизировать квартиру, сделали это на троих – мать, отец и несовершеннолетняя еще на тот момент Катерина. Трешка стала принадлежать вроде как им троим. И Надя особо об этом никогда не задумывалась, воспринимая эту квартиру как родительскую, а то, что там в документах где-то фигурирует Катя – так это простая формальность.

А вот теперь родители и сестра продают квартиру втроем, а про Надю никто и не думает.

А почему, собственно? Чем младшая сестра лучше?

– Заикнулась об этом и еще стала врагом! – вздыхает Надежда. – Им всем деньги нужны, видите ли! Родителям еще дом до ума доводить, чтобы в нем жить можно было, это недешево, Катерина – квартиру покупать. Делиться никто не хочет! Да я бы еще молчала, если бы родители квартиру продали и деньги забрали себе, это еще понятно было бы, но так… Мама мне заявила – вот потом не будет нас, все поделите пополам. Отлично, да? Катьке, значит, и сейчас часть, и потом половина, а мне – только потом? Молодцы…

Как считаете, имеет старшая сестра право обижаться на родителей и младшую в такой ситуации? Так не честно? Делить нужно на четверых?

Или все справедливо, делится по закону, кто собственник квартиры, тот и получает деньги, а старшая дочь лезет не в свое дело?

Что думаете?


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.