Categories:

Время идет, а дочь с мужем не хотят брать ипотеку, так и живут по чужим углам

– …Я уже ей по телефону говорю – дочь, давайте решать вопрос, мы тоже подключимся, надо вам брать ипотеку! – рассказывает пятидесятивосьмилетняя Тамара Борисовна. – Ну что мы сидим-то, под лежачий камень вода не потечет. Тридцать пять лет, и жилья нет, ну это же ненормально! Говорю ей, мы поможем! У нас с отцом есть тысяч триста, у бабушки сотню возьмем, гараж продадим – вот уже полмиллиона будет, там и родители Андрея подключатся! А она – мама, ну как тебе еще объяснить, что полмиллиона по московским ценам – это смешно, и даже миллион – это мало? Давай закроем эту тему! Поговорим о другом!

Тамара Борисовна с мужем живут в маленьком городке на юге России, тогда как дочь ее, Вика, со своим мужем – в Москве. Ребята уехали в столицу совсем юными, только поженившись, устроились там на работу, выглядят вполне довольными, по телефону бодро рапортуют, что все у них супер, и поют мегаполису дифирамбы. Но Тамара Борисовна на вопросы знакомых о том, как там Вика, только горестно машет рукой – ой, да не спрашивайте, мол, ничего хорошего.

– Тридцать пять ей в этом году, а до сих пор своего угла нет, по чужим хатам живут! – горестно вздыхает мать. – Это разве хорошо? И детей нет у них, я прекрасно понимаю, что рожать в съемной квартире не хочется. Хотя Вика уверяет, что не в этом дело. В этом, в чем же еще!

Живут ребята действительно на съемной квартире, и Тамаре Борисовне больно об этом говорить. Дело в том, что в их регионе квартиры и дома стоят сравнительно недорого. Хотя и зарплаты тоже далеко не московские, но люди как-то ухитряются покупать жилье, и у всех есть свое – у молодых и у старых. Снимают квартиры вообще единицы, сдать их сложно, хозяева радуются, если находят жильцов за оплату коммуналки. 

Народ здесь с легкостью берет ипотеки, молодые платят чаще всего с помощью родителей – и уже к тридцати годам все обычно с жильем. И даже не просто с однокомнатными клетушками, а с нормальными двух- и трехкомнатными квартирами, а то и большими красивыми домами.

Человек без квартиры, если он уже не студент, воспринимается здесь… ну, как бы существом второго сорта, что ли. На тех, у кого нет своего жилья, люди смотрят с жалостью и непониманием – мол, а чего не покупают-то? О чем думают вообще, несерьезные какие-то! 

Тамара Борисовна тоже не понимает, о чем думает дочь с зятем, и постоянно задает ей этот вопрос. Но Виктория говорить о жилье не хочет. Они снимают удобную квартиру где-то в хорошем районе, чистую и красивую, нашпигованную всей необходимой мебелью и техникой, и менять ничего не хотят.

– Не переживай, говорит, мама, мы с Андреем сами разберемся! – жалуется мать, пересказывая последний разговор с дочерью. – Разберутся они! Десять лет уже живут в той Москве, до сих пор не разобрались… А сейчас жилье еще подорожало, я просто готова волосы на себе рвать. Если год назад можно было взять нормальную однушку за четыре миллиона в новостройке, то сейчас я уже таких цен не вижу! И они еще растут!

Тамара Борисовна мониторит риэлторские сайты и постоянно кидает Виктории ссылки на разные варианты квартир. Но во всех предложениях Вика находит изъян. Где-то район не подходит, где-то метраж совсем крошечный, где-то транспортная доступность оставляет желать.

– Мама, это дальнее Подмосковье! Каждый день ездить оттуда на работу просто нереально! – терпеливо объясняет дочь. – А вот этот ЖК – я его знаю, это двадцатипятиэтажная свечка посреди чистого поля, и вокруг ничего. А здесь – наоборот, каменные джунгли, и ни одного деревца, я пост одного блогера читала, потом тебе скину! Там ясно написано, что так жить нельзя…

– Но надо же с чего-то начинать! – в двадцатый раз убеждает дочь Тамара Борисовна. – Да, маленькая квартира, да, далеко. Но это больше и лучше, чем ничего! В конце концов, выкупив эту однушку, ее можно будет потом продать и взять квартиру больше и лучше…

Тамара Борисовна с мужем готовы помочь, чем могут, вплоть до того, что разменять свою квартиру и деньги отдать дочери. Но Виктория только смеется.  За четыре миллиона – это не квартира, утверждает она, а скворечник в Подмосковном человейнике, такой им не нужен. Сейчас они живут в прекрасном районе, в двухкомнатной квартире, рядом с метро, близко с работой, в любой конец Москвы могут подъехать мигом. Возле дома – два ТЦ с кинотеатрами, фитнес-клуб, магазины, парк с утками, зеленые дворы…

– Ну и что вам этот парк? – сердится Тамара Борисовна. – Хотели зелени – так нужно было в родном городе оставаться, тут у нас и деревьев, и уток сколько хочешь, нечего за ними было в Москву ехать! Магазины сейчас везде есть и везде одинаковы, ТЦ эти уже даже и у них в регионе никому не нужны, без фитнесов Тамара Борисовна и большинство знакомых всю жизнь живут и не страдают…

При всем при том, что у дочери и зятя нет квартиры, живут они на широкую ногу. Купили автомобиль, по заграницам все мотались, пока их не закрыли. Каждую поездку Тамара Борисовна переживала весьма болезненно – ну куда поехали, когда у них своего угла нет? В голове включается калькулятор – вот если бы не ездили туда и сюда, и жили бы поскромнее, и машину бы не покупали – жили бы уже в своем жилье. Но для дочери пятьдесят, и сто, и даже триста тысяч рублей – «не деньги», проблемы с жильем, мол, на них не решить.

Как убедить молодых взять ипотеку? Что думаете?


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →