grazdano4ka

Category:

«Пусть твоя дочь платит мне за аренду комнаты!» – сказал новый муж

– Когда мы с Николаем поженились, Ларисе, моей дочери от первого брака, было пятнадцать! – рассказывает сорокасемилетняя Нина. – Конечно, никакой особой дружбы между ней и отчимом уже не возникло. Ну это, наверно, и правильно. Если бы муж вдруг стал налаживать с девочкой отношения, это выглядело бы… гм… странно, на мой взгляд. Поэтому они, можно сказать, только здоровались, а если что-то было надо, Николай передавал через меня…

С первым мужем Нина развелась, когда Ларисе исполнилось десять. Жилья своего у нее не было, но женщина работала, крепко стояла на ногах. Поэтому они с дочерью сняли двухкомнатную квартиру и разместились с комфортом: в одной комнате Нина, в другой Лариса.

– Чисто теоретически, был еще вариант пойти к родителям, у них двушка, с трудом, но поместились бы, – рассказывает Нина. – Но я это серьезно не рассматривала. Со стариками жить тяжело. А с моими тяжело втройне… Люди они строгие, консервативные, чуть что не по ним, начинаются обидки, претензии, бойкоты – это я еще по детству помню, а в старости все усугубилось. Нет, это не вариант. Конечно, если бы я разводилась с маленьким ребенком на руках, рассуждала бы иначе. Но дочь у меня была уже большая, в школу ходила сама, нянек я даже не нанимала. Помощь мне была не нужна…

Бывший муж платил небольшие алименты, примерно в сумме прожиточного минимума, общение с дочерью, как это часто бывает, постепенно свелось к редким звонкам по праздникам. Лариса училась в школе, Нина работала, платила за квартиру и содержала их маленькую семью.

А через три года после развода Нина познакомилась с Николаем. Мужчина на полтора года ее старше, разведен, его ребенок, сын, примерно ровесник Ларисы, жил со своей матерью и ее новым мужем за границей. Сам Николай обитал в собственной трехкомнатной в хорошем районе Москвы – квартира эта досталась ему от бабушки. 

Долгое время Нина с Николаем встречались на нейтральной территории или у него – с дочерью женщина знакомить кавалера не спешила. Да и замуж не рвалась. Но Николаю, по его словам, хотелось нормальной семьи, так, чтоб праздники вместе, традиции, жизнь вместе. Мужчина сделал Нине предложение, познакомился с Ларисой, оплатил совместную поездку на море. Съездили отлично, а по возвращении подали заявление в ЗАГС и стали готовиться к свадьбе.

– Квартиру арендную я тоже не видела смысла уже оплачивать, собрали мы вещи с дочкой и переехали к Николаю, - рассказывает Нина.

Ларисе в квартире выделили маленькую, но отдельную комнату, вторая стала супружеской спальней, а третья, конечно, гостиной с мягкой мебелью и домашним кинотеатром.

– А по деньгам как договорились? Раздельный бюджет?

– Да ты знаешь… Как-то особо и не договаривались ни о чем! – пожимает плечами Нина. – Сейчас все зарплату получают на карту, складывать все куда-то в одно место мы не видели смысла, копейки считать – тоже. И у меня, и у Коли были хорошие зарплаты, скажем так, с пятью нулями, так что договариваться на берегу, кто будет платить за свет, а кто за воду, было как-то странно.

– Хм. А в итоге кто платил за воду?

– Ну, коммуналку платил Николай, это его квартира, ему это было делать как-то сподручнее. Я покупала продукты, готовила. Если шли куда-то или ехали, платили примерно по очереди, где-то могли сказать – купи мне то или это, я потом отдам. Но отдачи особо никто не требовал. Одежду и личные вещи, естественно, каждый приобретал себе сам, и Лариса была на мне. Как и сейчас, в принципе…

Сейчас Ларисе уже девятнадцать лет, она студентка, учится на бюджете, но в семье пока ничего принципиально не изменилось. Лариса живет все так же в квартире отчима, в своей маленькой комнате. Алименты отец на нее платить перестал еще в прошлом году. Позвонил, поздравил с совершеннолетием, сообщил, что вот она и выросла, с тем подтекстом, что теперь сами-сами.

– Правда, сказал, что если что-то случится такое глобальное, ну, звоните, будем что-то придумывать! – усмехается Нина. – Папашам проще, он вон до восемнадцати лет обязанности свои выполнил, а дальше – хоть трава не расти. С него взятки гладки. Наплевать, что дочь студентка, что ее еще на ноги ставить и ставить… Он больше ничего не обязан, и точка…

А теперь Нину неприятно удивил еще и Николай.

– Говорит, я молчал, думал, ты сама как-то поднимешь этот вопрос, но ты молчишь, поэтому разговор вынужден начать я! – рассказывает Нина. – Лариса, мол, уже не ребенок, взрослый человек давно. Пусть она либо съезжает с моей квартиры, либо платит мне арендную плату за комнату, пятнадцать тысяч рублей в месяц. И если питаться будет с нами, пусть тоже вкладывается, сколько – это можно обсудить…

С одной стороны, Николая, наверно, можно понять – Лариса ему никто. Если бы он ее растил с детсадовского возраста, возможно, возникли бы какие-то отцовские чувства к девочке. Но они познакомились позже, и как ребенка и дочь, Ларису Николай не воспринимает.

Лариса уже взрослая, а каждый взрослый должен платить за свое питание и проживание.

Но ведь, с другой стороны, Николай знает прекрасно, что своих денег у Ларисы нет, она уже и алиментов не получает. Идти работать? Она учится на дневном. Нина, например, против того, чтобы дочка сейчас, на втором курсе, начала забивать на учебу из-за подработок.

Требовать оплату за дочь с жены? Ну и что это за семья тогда вообще такая?

Отселить Ларису куда-нибудь на съем? То есть получается, отчим гонит ребенка из дому таким незамысловатым образом, что ли? Для Нины ее дочь, несмотря на солидный возраст в девятнадцать лет, все равно ребенок. 

А может, отчим прав в своих требованиях, это Нина хочет слишком многого?

Как вам ситуация? Что думаете?


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →