grazdano4ka

Categories:

Переписала недвижимость на младшую дочь: «А сестре потом скажешь все сама»

– Мама сразу после Нового года ложилась на плановую операцию, тряслась жутко, – рассказывает тридцатипятилетняя Галина. – Хотя там обычная рядовая процедура, врач сказал, ничего страшного. Но маму прямо накрывало… В середине декабря она мне говорит – возьми завтра отгул на работе, ну или отпросись до обеда, сходим к нотариусу. Хочу дела привести в порядок, неизвестно, как обернется все…

– Да уж. Мама действительно перетряслась сильно…

– Не то слово! Я ей, конечно, начала говорить, в пятидесятый раз уже, наверно, что все будет отлично, волноваться не о чем, доктор у нее самый лучший и так далее. Но она меня оборвала – мол, Галя, ты меня не утешай, я и так сейчас на взводе, просто сходи со мной завтра в нотариальную контору! Хорошо, говорю, мама, конечно, сходим, если хочешь, я отпрошусь и приеду. А Ира, спрашиваю, в курсе? Она с нами пойдет?.. Мама помолчала так и говорит – нет, Ира не в курсе. И ты ей, пожалуйста, ничего не говори пока! Ну хорошо, говорю, как скажешь. Не в курсе так не в курсе…

Ирина – старшая сестра Галины, ей сорок пять, у нее трое детей. Старшая дочь уже взрослая, живет с молодым человеком отдельно, снимают квартиру. Кроме того, у Иры еще сын-школьник и трехлетняя дочка.

– Ира у нас дама такая, себе на уме! – вздыхает Галина. – Все дети от разных пап… Но такое впечатление, знаешь, что берет она этих мужиков где-то в одном месте. Все трое – редкостные сволочи, это если коротко…

Замуж Ирину никто из троих отцов-молодцов так и не сводил, алименты все платят копеечные и со скрипом.  Последнего ребенка Ирина вообще родила в сорок два года. 

– Мы с мамой поверить не могли долго, когда вдруг увидели, что она в положении. Но пришлось… – вздыхает Галя.

Вскоре после рождения ребенка третий Иринин муж, так же, как и два его предшественника, свалил в туман, и женщина теперь героически борется с возникшими трудностями. Выживает только за счет того, что есть крыша над головой – комната в коммунальной квартире, которую мать Ирины и Галины когда-то давно получила в наследство и передала старшей дочери. Конечно, в комнате втроем с мальчиком-подростком и маленькой дочерью немыслимо. Но это всяко лучше, чем ничего.

Сама Ирина как-то улучшить свое материальное положение и купить жилье побольше даже не пытается. Денег получает копейки, вся в долгах. Работает из дома по телефону администратором какого-то интернет-магазина, пытается подработать, но все как-то бестолково. То тексты писать подрядится за смешную цену, сидит ночами не поднимая головы, в итоге получает пятьсот рублей на телефон, то инстаграм вести пытается, то еще что-то такое же странное придумывает.

По доброте душевной мама и Галина иногда подбрасывают денег детишкам на молочишко, Ирина искренне радуется каждой тысяче. Да и дети у нее абсолютно не избалованные, мечтают отнюдь не об айфонах, а просто о новых кроссовках и шоколадках. Поэтому радовать их несложно.

Галина живет в материальном плане куда лучше сестры. У них с мужем двухкомнатная квартира, уже выплаченная ипотека, один сын восьми лет. Галина работает и неплохо зарабатывает, муж ее тоже вполне успешен. Младшей дочерью мама гордится и уважает, тогда как за старшую немного стесняется, что ли.

Мама и сама живет материально неплохо, у нее есть квартира на сдачу, но, если нужна какая-то помощь, обращается всегда к Галине. Со старшей взятки всегда гладки: у нее и денег нет никогда, и времени – маленький ребенок на руках. Галя же никогда не отказывается приехать, помочь, просто поболтать по телефону…

–… И тут мне мама говорит – надо съездить к нотариусу, оформить документы, – рассказывает Галина. – Я даже не думала, какие там документы она собралась оформлять, ну надо, так надо. Она мне сказала – паспорт захвати, и Ире не говори пока ничего. Я так и сделала. Приезжаю… В общем, оказалось, что мама решила на меня всю свою недвижимость переписать. Две квартиры, одна на ВДНХ, двушка, в которой она живет, и трешка в Перово, которая сдается. Дачу… Гараж… 

– Да, неожиданно…

– Не то слово. Заявила – хочу оформить договор дарения. Я ее спрашиваю, мама, ты точно уверена? А как же Ира? Ну, мама на взводе вся, смотрю. Типа, уверена точно, я так решила, такова моя воля, и не спрашивай, почему. У Иры крыша над головой есть. Остальное я хочу отписать тебе… Ну ладно, мне так мне, оформили мы все документы, я потом съездила зарегистрировала договор, все сделала, что нужно по закону. Недвига теперь моя. 

– Маму-то прооперировали?

– Конечно, все прошло более чем, я была там с ней и до и после, в платной палате она лежала, разумеется. Через неделю уже и выписали. Я ее спросила – мам, а ты не хочешь с Ирой поговорить? А она мне – не-а, не хочу. О чем, мол, говорить? Будет скандал, скорее всего. Вот меня не станет, поговоришь сама! Скажешь, мама так решила, и точка. Не хочу я ничего объяснять!

Галина, честно говоря, не в восторге от ситуации. С сестрой у них и так отношения не самые теплые, а информация о том, что Галина еще и завладела имуществом матери в обход сестры, родственной любви не добавит точно. «Объяснишь сама, что мать так хотела» – ну, такое себе поручение. Почему бы маме не поговорить с дочерью самой, не привести какие-то объяснения, аргументы? Зачем переваливать это на плечи другой дочери? Тем более Галя и ни при чем. Она ведь не интриговала против сестры, не выпрашивала и не вымогала ничего. Решение матери для нее самой неожиданность. А обвинит Ира потом наверняка Галю…

Как считаете, должна мать в такой ситуации объясниться со второй дочерью сама?

Или никому она ничего не должна, со своим имуществом поступает, как хочет, и объясняться, по большому счету, тоже не обязана?

Как вам ситуация? Что думаете? 


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.