grazdano4ka

Category:

«Я не могу видеть не глаженое белье!» - заявляет свекровь и начинает гладить

– …Целый день свекровь мне помогает, крутится, как белка в колесе, ни разу не присядет! – с усмешкой рассказывает тридцатилетняя Валентина. – При этом я этой помощи абсолютно не ощущаю, вот так бывает. Мужу сказала – мне проще одной, скажи своей маме, пусть не приходит. Так он на меня руками замахал – говорит, ты с ума сошла, после больницы неделя, ты с ребенком, мало ли что! Нет, говорит, пусть мать приезжает, сидит с вами пока, мне так спокойнее…

– Слушай, ну он прав – зачем эти подвиги-то? Ты после операции, с восьмимесячным ребенком, свекровь рвется помогать – пусть поездит, вдвоем-то проще, чем одной?

– Да она делает совсем не то, что надо! – чуть не плачет Валентина. – Погулять с ребенком, начистить картошки, пол протереть шваброй, чтобы дочка по чистому ползала – ее не допросишься. Она приходит, хватает белье и начинает гладить. Зачем? Я сто лет уже ничего не глажу, ну, если только рубашки мужу и ребенку футболки что-то на выход. А Ирина Георгиевна мне заявляет – «Я терпеть не могу не глаженного белья!». Она дома все гладит – от пододеяльников до шнурков. И трусы, и носки, и полотенца… И тут у нас три дня стояла у доски, пока мне не перегладила все до последнего платочка! 

…У Валентины с мужем восьмимесячная дочка, живут они отдельно от родителей в съемной квартире, ни от кого материально не зависят. С ребенком Валентина с первых дней справляется сама, помощи ничьей не просит. Ее родители работают, а свекровь, Ирина Георгиевна, пенсионерка, и совсем не против помочь. Много раз она предлагала и сыну, и невестке – давайте я приеду, мол. Но Валентина от помощи отказывалась.

– Я всегда говорила – просто так, в гости, приезжайте, конечно. А помогать не надо, я со всем пока справляюсь сама.

Девочка у Валентины довольно спокойная, хорошо спит ночью, особых проблем не доставляет. И все же маленький ребенок, который активно начал ползать по квартире, везде залазить, открывать шкафы – это непросто. За дочкой надо беспрестанно следить, ну и каких-то домашних дел никто ведь не отменял. Еду приготовить, пол протереть, по которому дочь ползает руками и потом их тянет в рот, игрушки собрать, подмыть, переодеть, вытащить коляску на улицу…

Конечно, все, что можно, Валентина упростила. Белье вот, например, не гладит, в шкафах у нее завал, потому что ребенок лезет и все разбрасывает. Ну а про игрушки и говорить нечего, Валентина просто ногами сгребает их в угол, потому что убирать бесполезно, через полчаса все снова будет разложено по комнате ровным слоем.

И до последнего времени Валентина не парилась, но вот три недели назад попала в больницу с аппендицитом. Вроде ерундовая операция в двадцать первом веке, но женщина чуть с жизнью не простилась. Конечно, в чем-то виновата сама – долго игнорировала симптомы, терпела боль, в больницу попала уже в критическом состоянии. Пришлось делать полостную операцию, и восстановление заняло долгое время. 

Но сейчас все позади, и около недели назад Валентину, наконец, выписали домой. Выписывать не хотели, честно говоря, но женщина уже сама настояла – муж отпуск взял, чтобы сидеть с дочкой. Отпуск у него тоже не безразмерный, а без содержания писать совсем не выгодно. Поэтому Валентина, как только смогла, вышла из больницы домой на постельный режим. Муж вышел на работу, а к жене пригласил свою маму – помогать с ребенком.

И вот третий день Ирина Георгиевна, не щадя себя, «помогает» невестке.

– Говорю ей – возьмите Анюту, займите ее чем-нибудь. Поиграйте, игрушки ей покажите, книжку картонную полистайте. «Нет, ей со мной неинтересно, она хочет к тебе». На улицу выйти с коляской свекровь боится – коляска у нас в лифт входит с трудом, там надо определенный образом заезжать – «нет, я не справлюсь, и вдруг Аня на улице расплачется?». Ну, сама коляску таскать, конечно, я сейчас не буду, хорошо, ладно, сидим дома… Подмыть надо, переодеть – «ой, я не умею». Ну что, в итоге свекровь стоит платочки гладит, а я со швом на животе тащу дочь мыться в ванную…

Ситуация странная, и теперь, чтобы помощь была помощью, а не просто восседанием рядом с невесткой на диване, Ирина Георгиевна первым делом хватает белье и принимается гладить. Валентине это ужасно не нравится. Во-первых, напрягает тот факт, что свекровь копается в их белье, во-вторых, все это сооружение с гладильной доской и свисающими проводами прямо притягивает внимание восьмимесячной Анюты, которая ползает по полу уже довольно бодро и того и гляди окажется в опасной близости.

– Не переживай, я слежу! – успокаивает свекровь, но Валентина все равно дергается.

А самое главное, такая помощь Валентине просто не нужна.

– Как можно спать на мятом, я не понимаю! – охает свекровь.

– Да прекрасно можно! – пожимает плечами Валентина. – Мы давным-давно уже ничего не гладим, и никто не пострадал…

Стирка с ребенком запускается каждый день, и глажка в доме есть всегда. Поэтому Ирина Георгиевна вроде бы всегда при деле. 

– Ну мать же все равно тебе помогает, на месте не сидит! – не может понять, в чем проблема, муж. – Не хочешь, чтобы гладила – ну, попроси ее делать что-то другое!

Но в другом на Ирину Георгиевну где сядешь, там и слезешь. «Другое» она просто саботирует. Валентина же не считает себя вправе настойчиво просить. Свекровь вообще не обязана. И ссориться с ней нельзя – она вон какую гору белья им перегладила, в бельевом шкафу порядок навела, все простыни по полочкам разложила. 

Идти на конфликт, избавляться от помощи? Улыбаться и терпеть?

А может, и правда ситуация не стоит выеденного яйца, и невестка просто накручивает?

Что думаете?


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →