grazdano4ka

Category:

Неплатежеспособной соседке денег одолжить готова, а родной дочери – нет

– …Когда с матерью говорю по телефону, я особо в ее болтовню не вслушиваюсь, думаю о своем! – рассказывает тридцатидвухлетняя Валентина. – Ну потому что она рассказывает об одном и том же каждый раз. Кого встретила, в какой магазин сходила… Мне все это зачем? У меня своих проблем куча, мысли все там. Ну, а ей мое участие в беседе и не нужно, «угу» и «ага» вполне достаточно… И тут вдруг слышу –  бу-бу-бу, придется, наверно, одолжить тете Ире двести тысяч, отказать неудобно, она знает, что у меня деньги есть!.. Блин. Я аж подпрыгнула!

Тетю Иру, лучшую мамину подругу, Валентина знает с детства. Сейчас подругам немного за шестьдесят, но обе еще работают. Причем, если Валина мать свои доходы, зарплату и пенсию, тратит целиком на себя, часть откладывая в копилку, тетя Ира тащит на своем горбу еще две семьи – сына и дочери. 

Дочь в декрете, с мужем живет неважно, для него в порядке вещей «загулять» – то есть не являться домой несколько дней, при этом не оставив семье с двумя детьми ни копейки на продукты. В таких случаях дочь идет к матери, и никогда не уходит от нее с пустыми руками.

– Дети не должны голодать! – разводит руками тетя Ира.

У сына тети Иры все еще печальнее – он начал выпивать, жена с ним развелась, ушла с ребенком, и алименты на внука, по какой-то их внутренней странной договоренности, платит тетя Ира. Она же и сына «больного» содержит. Кормит, ищет по району, отбивает у «друзей», отмывает, одевает, время от времени пробует лечить.

Ну а что поделаешь, сын ведь, тоже не бросишь.

Наверно, излишне говорить, что денег при такой жизни у тети Иры нет никогда. Как только заведется какая-то копейка – тут же возникает срочная нужна у какого-нибудь из троих внуков. То курточка мала, то зуб заболел, то день рождения у кого-нибудь, нужен хоть небольшой, но подарок. А то и банально у взрослых деньги кончились, и нужно дотянуть до зарплаты. И конечно, тетя Ира тут же достает кошелек и затыкает брешь.

– А тут у нее колени разболелись нестерпимо! – объясняет Валентина. – Вроде как давно уже проблема эта есть, но заниматься собой тете Ире все некогда было, она то работает, то с внуками сидит. Ну вот, а теперь уже боль нестерпимая просто, врач говорит, нужна операция. Можно получить квоту, но это надо ходить, хлопотать и ждать приличное время. А можно сделать за деньги чуть ли не прямо завтра, без проблем и проволочек, ну как у нас всегда… 

Денег у материной подруги, как уже говорилось, нет и не было, но тетя Ира отлично знает, у кого можно занять. Валина мать как раз недавно рассказывала подруге, что забрала свои деньги из одного банка и переложила в другой. 

– Зачем она это рассказывала, не знаю, меня не спрашивай! – вздыхает Валентина. – Я никогда и не интересовалась ее накоплениями. А подруга в курсе, чего у нее и сколько. И привязалась, мать говорит, как банный лист – одолжи, да одолжи! И мать, такая – ну, видимо, придется дать ей денег, это вопрос здоровья, она же не в Турцию слетать просит. Человек от боли мучается, это не шутки… Я говорю, мам, ты в своем уме, а с каких доходов она тебе будет отдавать, ты подумала? А мать – ну, ничего, потихоньку отдаст, по пять-десять тысяч, как-нибудь…

Валентина просто в шоке от такой «доброты» – дело в том, что в их семье недавно тоже были не лучшие времена. Муж Валентины за последний год два раза поменял работу – оказался на улице как раз накануне локдауна, устроился на временную работу раскладчиком, хватал подработки, чтобы как-то платить ипотеку, и на одной из таких подработок сорвал спину. 

– Боли страшные, работать не может, а у нас денег не было, чтобы даже МРТ сделать, понять, что там конкретно не так! – рассказывает Валентина. – Пошла я к матери, попросила – говорю, дай хоть тысяч пять в долг!

– И что, неужели не дала?

– Дала, но вынесла мозг на тему, какое это днище, просить и брать деньги у матери-пенсионерки! – вздыхает Валентина. – Прочитала мне лекцию о том, как надо жить. Типа, вас двое, молодых и здоровых, а я одна, старая и больная, вынуждена вас содержать! Я повернулась и ушла, пятерку эту на комоде ей оставила. Заняла на работе, перекрутилась как-то, сделали мы это МРТ, полечили мужа, а вскоре он и работу нашел. Хуже, чем была, но пока терпимо, теперь сводим концы. 

К матери обращаться Валентина теперь зареклась. Своим родным ей денег жалко, зато подруге, оказывается, она готова дать деньги без нравоучений. Неудобно отказать, видишь ли! По пять-десять тысяч отдавать две сотни? Ну, может, два-три месяца и будет отдавать. Потом найдутся траты поважнее, что-нибудь стрясется, как это практически постоянно бывает у тети Иры, и возврат денег вообще прекратится...

Как считаете, имеет дочь моральное право обижаться на мать в такой ситуации – своим не одолжила в трудной ситуации, а чужим практически хочет подарить?

Или нечего считать чужие деньги? Что думаете? 


Еще больше историй - на сайте «Семейные обстоятельства». Истории о квартирном воспросе и родственных отношениях на «Коммунало4ке» Заходите, читайте, обсуждайте!

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.