grazdano4ka

Categories:

Не пустила сына с невестой в свою квартиру – разрушила семью

– Сын с этой девушкой, с Мариной, с первого курса встречается! – рассказывает пятидесятилетняя Алла Георгиевна. – Сейчас на третьем они, в одной группе учатся. Вот, довстречались: Марина забеременела. Сын нам с отцом заявил – буду жениться, воспитывать ребенка. Должны были заявление подавать идти на днях. Во вторник на той неделе приехала Маринина мама, они не москвичи, из Краснодарского края, встречались у нас, разговаривали – мы с отцом, молодые и …не знаю, как ее назвать – теща? Сватья? Ну, значит, сватья. Обсуждали, как жить будем дальше…

– Понятно. И к чему пришли?..

– По-моему, мы с мужем их очень разочаровали… Я сказала, что очень за молодых рада, поздравляю, но жить в свою квартиру пустить не могу. Взрослые самостоятельные люди, без пяти минут сами родители, жить с родителями не должны. Понимаю, говорю, что студенты снять жилье вот прям щас не в состоянии, поэтому могу предоставить для проживания нашу старую дачу. Ну, условий там, никаких, если честно, кроме разве что электричества. Вода в колодце, биотуалет, печка есть дровяная. Дров, говорю, нет, но это мы купим, тем более, тут зимы-то осталось всего ничего, через пару месяцев уже тепло будет…

– Да уж, круто ты прямо их…

– Угу. Говорю, дров купим, посуда какая-никакая там есть, но можете и свою привезти, наверняка же у Марины в общежитии есть что-то. Готовить на электроплитке можно, она копейки стоит. Подушки-одеяла привезем и постельное выделим… Денег дадим тыщ пятнадцать, на питание и проезд должно хватить. Хотите больше – подрабатывайте!.. Сватья молчала-молчала, а потом и говорит – погодите, я не понимаю, это вы серьезно вот сейчас предлагаете? Девочка беременна! А вы ее отправляете зимой в дачный дом, для жизни абсолютно не приспособленный? Дрова колоть и воду носить? У вас совесть, говорит, есть?

…Надо сказать, что Алла Георгиевна с мужем – люди достаточно состоятельные. Живут в большой трехкомнатной квартире, и сын, естественно, до сих пор жил с ними. Супруги ездят каждый на своем автомобиле – машины у них тоже не бюджетные. Есть еще две наследные квартиры – одна сдается, там живут квартиранты, во второй сейчас свекор Аллы Георгиевны с круглосуточной сиделкой. 

Марина за три года дружбы с сыном Аллы Георгиевны бывала у них в гостях не раз, но только днем – мать специально оговорила с сыном этот момент. Тем не менее девушка явно рассмотрела и услышала все, что надо, сделала выводы и намотала на ус. И мама ее вполне в курсе о состоянии дел семьи жениха.

– …Я Марининой матери говорю – а что вы предлагаете? А она – ну, у вас же есть дополнительное жилье, зачем детей отправлять в тьмутаракань? Я говорю, да, можно поселить их в квартиру к деду, уволить сиделку, пусть ваша дочь моет больного, меняет ему памперсы по мере необходимости, готовит то, что ему можно и кормит с ложечки. Да, оставлять старика одного нельзя, поэтому кто-то из молодых должен быть постоянно дома, на учебу уходить вместе им будет нельзя. Кроме того, деду нужно ставить уколы, надеюсь, Марина это умеет? А сватья мне, представляешь – ну почему сразу к деду, у вас есть ведь и еще одна квартира… Молодцы, я считаю, отлично подготовились! 

Разумеется, Алла Георгиевна сообщила даме, что о той квартире, которая сдается, ее дочери можно не мечтать. Деньгами от сдачи они оплачивают сиделку деду, так что тут без вариантов.

– В общем, эта мадам сделала еще несколько заходов, и так, и сяк, и дом-то не приспособлен для жизни зимой, но поняла, что не на тех напала! – рассказывает Алла Георгиевна. – Встали они с дочкой, откланялись, сын пошел провожать в общежитие. Вернулся поздно, расстроенный. Мам, говорит, Марина сказала, что будет делать аборт! Жалуется на то, что у нас нет условий для того, чтобы рожать и растить ребенка. Делать это на чужой неотапливаемой даче она точно не будет…

На следующий день позвонила Маринина мама – они, мол, с дочерью все обсудили с утра еще раз, съездили в клинику и взяли направление на аборт: дрова колоть и таскать воду из колодца Марина не будет.

– Ну, а я что, только сказала – спасибо, мол, что сообщили! – пожимает плечами Алла Георгиевна. – Они в шоке, конечно, от моего снобизма и жестокосердия. Думали, видимо, что я растаю – ах, внучек будет, начну под это дело квартиры раздавать, ага!.. Муж говорит, вообще похоже на развод классический: а был ли там еще ребенок? Но сын уверяет, что на узи ходил, что-то там даже видел на аппарате, не знаю…

Именно сын сейчас беспокоит Аллу Георгиевну больше всего: он был категорически против аборта, который Марина, по словам ее подруги, таки сделала на днях. Сама Марина с парнем не общается, на занятия не ходит. Мама ее, кажется, уехала домой, хотя Алле Георгиевне это теперь без разницы.

Проблема в том, что сын рвет на себе волосы на тему «это был мой ребенок» и …обвиняет в случившемся мать. Разговаривать не хочет, лежит целые дни в своей комнате на кровати лицом к стене.

А может, Алла Георгиевна и правда виновата? Помешалась на своих квартирах? Могла бы пустить детей вместо квартирантов. В конце концов, они с мужем работают оба, сын учится на бюджете, за обучение его они не платят. Ну, как-нибудь прокормили бы молодых, внук бы родился зато. В конце концов, очень многие в двадцать лет так и начинали – с помощью родителей, а потом становились на ноги…

Или молодец Алла Георгиевна, не дала сына на растерзание провинциальной щучке, нацелившейся выйти замуж за москвича с квартирой? Как-то легко девушка избавилась от ребенка все же, прям на следующий день. Тут явно дама с холодной головой и трезвым расчетом?

Что думаете? 


Еще больше интересных материалов - на моем сайте
"Семейные обстоятельства". Заходите, читайте, обсуждайте!

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →