grazdano4ka

Categories:

В тридцать два года сидит на шее у отца, и слезать не планирует

– …Лет до пятнадцати ребенка, говорит, работать не собираюсь точно! – рассказывает про подругу тридцатилетняя Виктория. – Буду, мол, сидеть с сыном дома, готовить ему горячее, кормить, развивать, заниматься… Сыну ее шесть лет, в садик не ходит, и ни дня не ходил. Наташка смысла в этом не видит. Говорит, сады – это передержка для детей работающих мам, у которых выбора нет, тащат туда недолеченных малышей. Своего сына водит по развивалкам и бассейнам, все музеи с ним обошла, читать-писать научила, хотя в школу ему только через год… 

– Ну, если возможность есть сидеть дома, муж нормально зарабатывает, то почему бы и нет…

– Так в том-то и дело, что муж у нее зарабатывает не то, чтобы много! А в последний год вообще у него проблемы. Работу сменил, вроде тогда казалось, на лучшую, а потом кризис, его направление сократили, и оказался он на улице. Несколько месяцев искал, вот сейчас только устроился. И тоже неизвестно: два месяца работает, ни одной зарплаты еще не получил. Коллеги говорят, в той компании такие задержки – обычное дело…

– Хм. А на что они живут тогда, если жена сидит с ребенком, а мужу зарплату не платят месяцами?

– Да у Наташки отец богатый! Он ей каждый месяц, представляешь, переводит на карточку пятьдесят тысяч – просто на жизнь… Я ей говорю, тебе не стыдно у отца брать деньги на регулярной основе? Ты взрослая тетка, не инвалид, а ему по возрасту уже на пенсию пора. А она искренне понять не может, что не так, ничего плохого в этом не видит. У отца ведь берет, не у какого-то постороннего мужика, тем более, он сам дает, считает, что это нужно…

Родители Натальи развелись в девяностых: отец занялся бизнесом, и дела внезапно пошли так успешно, что вскружили мужчине голову. Мать терпеть его еженедельные поездки по саунам не стала, развелась. Впрочем, ее бывший муж поступил порядочно – квартиру со всем содержимым оставил, дочери стал платить хорошие алименты, время от времени звонил, интересовался ребенком. Иногда брал погулять в выходной, и в такие дни Наташа ни в чем отказа не знала: папа приводил ее в игрушечный магазин и покупал все, на что дочь показывала пальцем.

Само собой разумеется, дочь папу обожала. 

Да и бывшая жена не жаловалась: Наташин отец платил очень даже неплохие алименты. На них, в принципе, легко можно было жить и вдвоем, но мать Наташи все же предпочла работать. А когда дочери исполнилось двадцать, квартиру-двушку, оставленную им бывшим мужем, продала, добавила накопленные с алиментов деньги и купила две однокомнатных – себе и дочери.

Надо сказать, алименты отец не переставал платить и после восемнадцатилетия Наташи – дочь училась в институте, и ее эти деньги очень поддерживали. Отец так и не женился больше, и других детей, насколько было известно, у него не случилось. 

– Собственно, так он и продолжает платить алименты до сих пор! – усмехается Виктория. – Наташке уже тридцать два. Она вышла замуж, папа ее был на свадьбе, машину ей с мужем подарил. Жить стали в ее квартире. Забеременели, родили сына. До декрета Наталья тоже практически не работала – так, может по полгода в паре мест. А теперь, с ребенком, и вообще плотно уселась дома. Работать – а зачем? Деньги же есть!

Отцу Натальи немного за шестьдесят, он по-прежнему занимается бизнесом. Доходы у него уже давно не те, что в девяностые, однако деньги дочери он продолжает давать. И работать тоже продолжает. Нет, не ради дочери, просто без работы он себя не мыслит.

– Я говорю, Наташа, вот мне было бы стыдно на твоем месте деньги брать у отца! По идее уже ты ему должна помогать, а не он тебе. А она мне заявила – ты завидуешь, мол!

А вам как ситуация? Что думаете?


Еще больше интересных материалов - на моем сайте
"Семейные обстоятельства". Заходите, читайте, обсуждайте!

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.