grazdano4ka

Categories:

Дочь с мужем выгнали из дома двадцатилетнего сына-бездельника

– Три дня до внука пыталась дозвониться, и все никак! – чуть не плачет шестидесятилетняя Ольга Васильевна. – Он обычно сразу отвечает всегда, а тут – нет и нет. Я уже волноваться начала, дочери позвонила. Говорю, где Олег, почему трубку не берет? А она мне заявляет – не знаю, говорит, где твой Олег, и знать не хочу, надоело тащить на шее этого трутня!.. Ты представляешь, они ребенка выгнали из дома, в никуда! Без денег, без жилья, без телефона даже! В голове не укладывается…

Ольга Васильевна живет в Нижнем Новгороде, ее дочь Тамара с семьей – в Москве. Тамаре тридцать восемь, у нее муж и двое сыновей – рожденный в этом браке пятилетний Максим, всеобщий любимец, и старший, Олег, который вообще-то уже не ребенок – через полтора месяца ему стукнет двадцать.

…Тамара родила Олега совсем юной, от неземной любви с одноклассником. Отца из биопапы не получилось, он еще до появления ребенка на свет тихо слился, уехав после школы учиться в Санкт-Петербург. И взять со студента, в общем-то, было особо нечего. Но Ольга Васильевна тогда поддержала дочь: сидела с малышом, дала возможность окончить колледж. С работой в родном Нижнем было туго, поэтому Тамара, получив диплом, решила ехать на заработки в Москву. 

Двухлетнего сынишку молодая мать с собой не потащила. Оставила Ольге Васильевне с условием, что заберет сразу же, как только устроится. Собрала в спортивную сумку какие-то вещи и отправилась покорять столицу. 

– Когда уезжала, говорит, не переживай, мама, найду жилье, работу, и через пару месяцев заберу Олежку! – вспоминает Ольга Васильевна. – Смешная такая… Где там за два месяца устроишься в чужом городе так, чтобы маленького ребенка было куда забрать! Ну, иллюзии у нее быстро развеялись. Мыкалась по съемным комнатам, зарабатывала гроши, едва сводила концы. Я так думаю, иногда и просто голодная сидела, что уж там. Я ей звонила, говорила – возвращайся домой! Тут хоть квартира есть. И с работой можно что-нибудь придумать…

Но возвращаться на малую родину Тамара не захотела, а потом все начало как-то постепенно налаживаться. Девушка устроилась на неплохую работу, смогла закрепиться, со временем стала делать карьеру и откладывать деньги на жилье. Стала присылать подарки сыну и какие-то деньги матери, до этого о том и речи не шло, лишь бы самой выжить. 

А потом Тамара встретила своего будущего мужа, Владимира, и все стало совсем хорошо. Молодые люди начали жить вместе, оформили брак, уже вдвоем взяли ипотеку. О том, что у Тамары есть ребенок, Владимир знал с самого начала. Особого восторга по этому поводу не испытывал, но и ничего против не имел. Нормально отнесся и тогда, когда Тамара захотела забрать Олега в Москву. Мальчику к тому времени исполнилось уже двенадцать лет. Взрослый парень, проблем с ним быть не должно…

Ольга Васильевна, честно говоря, очень не хотела отдавать внука. Там у них все налажено – школа, спорт, друзья. В Москве все новое, неизвестное, мальчишке будет непросто. Он и сам не хотел ехать, очень переживал, как примут его в новом классе, как вообще сложится на новом месте. Но Тамара слушать никого не стала, привезла сына в их с мужем двушку.

– И понеслись упреки! – вспоминает Ольга Васильевна. – Учится Олежка плохо, книг не читает, ничем не интересуется! Спортом заниматься не хочет, худой, сутулый, не развитый физически. По дому не помогает, за собой не убирает, ничего не умеет, все не так, в общем. Ты, говорит, его не воспитывала, ничему не учила, еще отдавать не хотела, чтоб мы тут хоть как-то занялись парнем… Я просто в недоумении была, говорю, Томка, ты себя-то вспомни в шестом классе. Тоже ведь не круглая отличница была, если честно. И из школы приходя, за уборку не хваталась. Максимум, могла бутерброд себе сделать или мусор вынести. И Олег примерно так же…

…В Москве Олег прожил в итоге почти восемь лет, но в материну семью так до конца и не вписался. Тамару сын откровенно раздражал, она почему-то ждала от него большего. Отчим, надо отдать должное, молчал, просто  старательно не обращал на ребенка внимания. Вскоре у матери и отчима родился общий ребенок Максим, и на Олега просто уже махнули рукой. 

Несмотря на это, школу он закончил вполне сносно, сдал ЕГЭ и даже каким-то чудом поступил в какой-то заборостроительный институт. Правда, бросил вуз после наполовину несданной зимней сессии. Просто тупо перестал туда ходить. 

– Найду работу, потом пойду в армию! – сообщил он матери.

И вот уже практически год Олег сидит дома перед компьютером. Ничего не делает, просто деградирует с каждым днем. Работу поначалу искал, но потом все везде закрылось на карантин, и он развел руками – вот, мол, я не виноват. Отчим говорил, что устроиться курьером, например, или комплектовщиком заказов, или грузчиком нет никаких проблем, но Олег отвечает на это одно – а меня не берут! К лету карантин кончился, сейчас начался опять, но никаких изменений в статусе Олега не произошло. Вообще никаких. 

Олег неприхотлив, ничего ему не надо. Путешествия его не влекут, машины, гаджеты, модная одежда – тоже. Тамара пробовала не готовить и не покупать в дом вкусного, но Олега и это не проняло. Вот есть черствый позавчерашний хлеб, ему достаточно. Отрежет хлеба, запьет пустым кипятком, и сыт. Пробовали отключать интернет и телевизор – лежит на диване и спит. Или не спит, смотрит в одну точку. Тамара посмотрела на это, и ей стало не по себе. Интернет она вернула. Олег снова сел к компьютеру, как ни в чем не бывало.

– И снова я во всем виновата! – вздыхает Ольга Васильевна. – Ни к чему не приучила, ничем не заинтересовала с детства, не мотивировала учиться…

Повестка Олегу тоже почему-то не приходит, хотя, может, еще придет. Наверно, в военкоматах сейчас, как везде, тоже полный бардак и неопределенность.

– Делай с ним что-то! – несколько раз говорил Тамаре муж. – Так нельзя. И младшему сыну какой пример?

Владимир сдерживался уже из последних сил, глядя на это. Но что делать? Тамара и на форумах спрашивала, что делать, никто ничего дельного не подсказал.

…Тамару с начала осени на работе перевели на удаленку, а недавно такая же участь постигла и ее мужа. Теперь они целый день дома, в двухкомнатной квартире, наблюдают затылок Олега, пялящегося в интернет сутками. Атмосфера в доме стала вообще невыносимой. Недавно вспыхнул грандиозный скандал, Владимир сорвался, высказал пасынку то, что наболело за много лет. 

– Выгнал ребенка из дома! – чуть не плачет Ольга Васильевна. – Просто в никуда! Еще и телефон велел оставить, мол, Олег в своей жизни еще ни копейки не заработал, ему телефон мать купила… Это мне дочь рассказала. Я говорю, вы с ума сошли, что ли, люди вы или звери? Куда он пошел? Где он сейчас, с кем? А Томка мне – он взрослый мужик, дееспособный, пусть идет устраивается на работу! Комнату снимает! Я, говорит, девчонкой восемнадцать лет назад в Москву приехала с чемоданом, не пропала! И он не пропадет!

А может, права дочь, ничего ужасного не произошло? Двадцатилетний лоб – уже не ребенок, и отчим совершенно прав, только так и надо лечить нахлебников?

Или все-таки нельзя так в наше время? Парень без образования, без денег, без крыши над головой – ну куда он пойдет вот прямо сейчас? Не родители, а звери какие-то. Ну ладно отчим, он парню чужой человек, но мать? Олегу ведь надо где-то ночевать, что-то есть. Даже если он вдруг завтра устроится на работу, до первой зарплаты пройдет время. Мало где у нас платят по итогам дня, а где платят, дают такие смешные деньги, что на них не выкрутишься. Могли бы хоть комнату какую-никакую снять ему сначала, да хоть хостел оплатить, а не на улицу гнать…

А вам как ситуация? Что думаете?


Еще больше интересных материалов - на моем сайте
"Семейные обстоятельства". Заходите, читайте, обсуждайте!

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →