grazdano4ka

Categories:

Мать экономит на еде и лекарствах, но дочь помогать не собирается: «У нее миллионы на счетах!»


– …Экономит мать, конечно, жестко! – рассказывает тридцатипятилетняя Инесса. – Вещи носит годами, некоторые ее платья и сумки я еще с детства помню. Мясо не ест, сладости не покупает, живет на супах и кашах, ну, курицу иногда себе позволяет. Гостей не любит, их же угощать надо! Даже внуков в гостях не жалует. Они же свет везде включают, воду льют по полчаса, телевизор смотрят – одни растраты с ними!

– Понятно…

– До того дошло, что врач выписал ей лекарства от давления, их нужно принимать постоянно, по таблетке в день. Так она и тут экономит, принимает по полтаблетки, представляешь? Чтобы подольше хватило упаковки, как она говорит. А потом скорую вызывает, давление двести двадцать, врачам врет, все, говорит, принимаю, как назначено, вот таблетки у меня…

– Ужас. А что, сильно дорогие лекарства?

– Совсем нет! На месяц, если без экономии, нужно в районе четырех тысяч, для нее это более чем посильная сумма, с ее-то пенсией.

– Слушай, ну уж купи ты матери лекарства-то!

– Угу, все так говорят! Купи ей лекарства, купи новые ботинки, у нее ноги мокрые, купи фруктов, творогу, сыра хорошего, чтоб нормально питалась… А я вот не хочу покупать! Принципиально. У матери на счету миллионы рублей лежат, я это точно знаю, сама постоянно об этом говорит. И она еще копит. Каждый месяц относит в банк определенную сумму и докладывает на книжку!

– А на что копит?

– Да ни на что! Просто из любви к искусству. Официальная версия для всех, кто интересуется и задает вопросы типа «Что же вы, Людмила Ивановна, ходите как бомж» – «я должна дочери помочь выплатить ипотеку за квартиру».

– И что, она реально вам помогает?

– Ха! Держи карман шире! Никогда ни копейки ни на что не дала. Я с девятнадцати лет работаю, денег у нее не беру, и муж у меня тоже самостоятельный. Да мы ни на что не претендуем, сами справляемся, ипотеку вон платим потихоньку, осталось уже не так и много. Меня только убивают доброхоты, которые лезут с советами купить матери то или это. Не хочу и не буду! Она вполне может все, что нужно, приобрести себе сама. Не хочет – ее дело, пусть ходит в драных сапогах и ест несоленую овсянку на воде. Я отнимать у своих детей пусть и небольшие деньги для того, чтобы мать отнесла еще одну десятку на свой счет в банк, не буду принципиально…

Детей у Инессы двое, дочери двенадцати и семи лет. Живут они с мужем и детьми в двухкомнатной квартире, за которую сейчас выплачивают ипотеку. Платят без особого надрыва, муж Инессы всегда говорит, что жить надо здесь и сейчас, поэтому они, несмотря на долг банку, позволяют себе разные вольности – поездки, подарки, новые гаджеты, красивую одежду. Нет, не шикуют, но время от времени позволяют себе выйти за рамки. Если бы не эти загулы, так и с ипотекой уже, может быть, расплатились бы.

– Да ну, жить с затянутыми поясами, кому это надо! – машет рукой Инесса. – Нет уж. Расплатимся через четыре-пять лет, подумаешь. Зато вот поездили, за границей побывали. Да и еще побываем, я надеюсь, когда в мире ситуация нормализуется!

Муж Инессы зарабатывает неплохо, да и она сама тоже работает, получает зарплату, поэтому излишки вполне могут себе позволить. Правда, на этом фоне не очень-то красиво выглядит бедная Людмила Ивановна, которая таблетки ломает на две части, сидит в полутьме и воду из крана ухитряется использовать дважды, а то и трижды.

Впрочем, по словам Инессы, Людмила Ивановна вовсе не бедная, и тоже имеет довольно-таки неплохой доход. В свое время они с мужем много лет проработали на Севере, поэтому сейчас женщина получает повышенную пенсию, плюс какие-то выплаты за умершего мужа, плюс разные льготы – в месяц, по словам дочери, у матери набегает вполне приличная цифра, сравнимая со средней зарплатой работающего москвича.

– Самое главное, еще и рассуждает, что это она для нас копит, для внуков, им потом достанется! – вздыхает Инесса. – Всем родственникам уже рассказала, теперь на нас все смотрят косо. Мол, вы мать довели до ручки со своей ипотекой, слезайте с ее шеи! Говорю, что мы и не были у нее на шее никогда, и на что она копит, не знаю – не верят. Да ладно, это их дело, пусть думают, что хотят. И мать тоже имеет право со своими деньгами поступать, как считает нужным. Хочет, пусть копит, или тратит, или отдаст в кошачий приют. Но при этом покупать ей продукты и лекарства я не буду, и точка!

Дочь права? Что думаете?


Еще больше интересных материалов - на моем сайте
"Семейные обстоятельства". Заходите, читайте, обсуждайте!

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →