grazdano4ka

Categories:

Мать мужа узнала о третьей беременности невестки и потребовала освободить квартиру

– …С двумя первыми беременностями я отходила вообще легко, никаких проблем не было, а с третьей вот попала на сохранение, причем, в самом начале! – рассказывает тридцатисемилетняя Жанна. – Отлежала в больнице две недели. Сейчас-то все уже в порядке, беременность сохранили, ждем, надеемся, может, девочка будет на этот раз. Плохо только то, что из-за больницы пришлось свекровь поставить в известность о том, что мы за третьим пошли… В итоге мы с мужем теперь бездомные!

– Хм. Ничего себе…

– Ага! Представляешь, выписали меня из больницы, муж приехал за мной на машине, сели мы, поехали… Гляжу, рулит-то он совсем в другую сторону, не к дому. Спрашиваю – ты куда едешь-то? А он – домой, говорит, тебя везу! У меня, конечно, глаза по ложке, но молчу, думаю, может, сюрприз придумал… Смотрю, уже на МКАД выехали, но молчу, наблюдаю. Съехали со МКАД, поехали в область. Едем, едем, стемнело уже, смотрю – свернули с трассы, какой-то рабочий поселок, ряды бараков за окном. Заезжаем во двор, Максим машину останавливает возле одной из пятиэтажек, говорит, выходи, приехали! Теперь мы живем тут…

…До этой осени Жанна с мужем Максимом жили в двухкомнатной квартире на улице Профсоюзной. Квартира принадлежала свекрови, получила она ее в наследство от своего отца шесть или семь лет назад, и тогда же пустила туда сына с женой. Мол, живите. Делайте тут, что хотите, как хотите, обустраивайтесь, это теперь ваше.

– Подразумевалось, что мы должны ей внука родить! – рассказывает Жанна. – Поженились-то мы совсем юными, в двадцать два, и с детьми не спешили. Работали, путешествовали, первую машину купили, потом продали, купили покруче. Квартиру снимали, Максим ипотеку брать не хотел ни за что… А свекровь все внука ждала. То и дело спрашивала – ну когда уже? Ну, я ей как-то и ответила – мол, жилья нет, какие дети? Просто чтобы она отвязалась уже, я тогда на детей не созрела еще. Вот тогда она эту двушку и преподнесла нам на блюдечке. Мол, заезжайте, обустраивайтесь, делайте ремонт, мне эта квартира не нужна!

– Как квартира может быть «не нужна»? Ее сдавать можно, деньги получать!

– Максим ей так и сказал! А она – сдавать квартиру я не буду, это не мое совершенно, я советский человек до мозга костей, торговать могу только себе в убыток, нечего и начинать. Не умею и не хочу, и точка. Тем более это квартира отца, детские воспоминания, все такое, не хочу, говорит, пускать сюда чужих людей. Так что заезжайте и живите смело! Ну, мы и согласились. Сделали там ремонт, въехали, обустроились. А к тридцати трем годам созрели на ребенка. Свекровь прыгала до потолка от счастья, когда мы ей сказали, что она будет бабушкой! Просто с ума сошла. Скупала костюмчики в немыслимых количествах, игрушки, книжки. К родам у нас ребенок был обеспечен всем необходимым до первого класса, наверно…

Первого своего внука, Ванюшу, свекровь Жанны, Евгения Николаевна, действительно обожала в младенчестве. Прибегала в гости, гуляла с коляской, давала Жанне выспаться и отдохнуть, весь первый год отмечала «дни рождения» - один месяц, два, три – и совала молодым родителям деньги на подарок внуку. Мечтала, что когда Ванюша будет постарше, она станет брать его к себе на выходные с ночевкой…

– Впрочем, до этого не дошло! – рассказывает Жанна. – Когда Ване было полтора года, выяснилось, что мы с Максимом ждем второго малыша. Сказали Евгении Николаевне, искренне думали, что она обрадуется. Позвали ее в гости, предупредили, что у нас для нее приятный сюрприз, стол накрыли. А она давай плакать, представляешь? Я просто в шоке была… Мол, зачем это надо, второй ребенок в наше время вгонит вас в нищету, несколько детей сейчас рожают только маргиналы или олигархи… А как же теперь Ваня! У вас будет другой ребенок, а этот что, не нужен больше? Бедный малыш, детство кончилось…

Такого концерта от трепетной к внуку Евгении Николаевны Жанна совсем не ожидала и расплакалась. Максим тогда навел порядок – потребовал от матери прекратить истерику, не расстраивать беременную Жанну и не вмешиваться не в свое дело. Они с женой взрослые люди, в силах сами решить, сколько детей у них будет. От матери они ничего не просят, кроме уважительного отношения… 

Со временем, конечно, бабушка взяла себя в руки, причитать перестала, но как-то внутренне потухла, что ли. Умыла руки, и вроде бы даже ранее обожаемый внук стал уже не так и нужен. Приходить в гости стала реже, да и поток подарков оборвался.

– Несколько раз подчеркнула, что с двумя она помогать нам не будет! – рассказывает Жанна. – Мол, это было наше решение, и расхлебывать последствия тоже нам. О беременности не говорила вообще, как будто ее и нет. Когда рожать, кого ждем, что там врач говорит – ее как будто и не интересовало. До самых родов делала вид, что ничего не происходит. Да и после тоже. Ну, мы ее и не просили помогать. Справились сами! 

Отношения с Евгенией Николаевной у молодой семьи после рождения второго ребенка стали куда более прохладными. Жанну она теперь вообще не замечала. Почему-то была уверена, что второй ребенок – это целиком и полностью ее идея. Ни о каких праздниках, когда второму внуку, Грише, исполнился месяц, два и дальше, не шло и речи. Да и вообще о младшем внуке Евгения Николаевна не спрашивала. Регулярно звонила сыну с дежурным вопросом «Как дела, как Ванюша?». Про остальных членов семьи не спрашивала ни слова, как будто их и нет.

Летом Ване исполнилось четыре, а Грише два года, а в начале осени Жанна попала в больницу на сохранение с третьей беременностью. Сидеть с детьми срочно приехала теща из Урюпинска. Максим не счел нужным скрывать от матери ситуацию, сказал, как есть – ждем третьего, если получится, будем рожать.

И вот тут Евгения Николаевна встала на дыбы. Всего, что было сказано матерью по поводу грядущего пополнения в семье, Максим жене передавать не стал, сообщил лишь итог: мать потребовала освободить квартиру, раз они сами с усами. Пусть со всеми своими многочисленными отпрысками идут на съем. Квартиру Евгения Николаевна решила сдавать. Ну и что, что раньше не хотела – теперь захотела. Деньги ей на пенсии пригодятся.

В итоге Максим снял небольшую двушку на севере Московской области – лучшее из того, что можно найти за минимальные деньги – и перевез туда вещи. Матери вернул ключи и заблокировал телефон. Ситуация у них не из приятных. Жанна не работает уже много лет, живут они на одну зарплату. Времена сейчас нестабильные. В этом месяце работа у Максима есть, а что будет в следующем, никто не знает. Сейчас он на удаленке, будет сидеть в Подмосковье пока. В конце концов, наверно, не пропадут, но неожиданно остаться без крыши над головой практически с тремя малыми детьми очень неприятно.

Мать у Максима чудовище, как считаете?

Или она в своем праве: захотела – дала квартиру, захотела – забрала назад? Сегодня хочет внуков, завтра готова выгнать их под мост, сегодня боится сдавать квартиру в аренду – завтра заявляет, что прожить без этого не сможет, ну и что. Ну да, вот такая она вся непредсказуемая. А молодые родители сами виноваты: надеяться можно только на себя?

Как вам ситуация? Что думаете?


Еще больше интересных материалов - на моем сайте
"Семейные обстоятельства". Заходите, читайте, обсуждайте!

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →