grazdano4ka

Categories:

Дочь уже четвертую квартиру купила, но матери свою долю в родительской двушке подарить отказалась

– …Да я вообще сомневаюсь, моя ли она дочь, или в свое время мне ее подменили в роддоме! – рассказывает шестидесятилетняя Валерия Ивановна. – А что, тридцать пять лет назад это могло быть запросто! Рожали по десять-пятнадцать человек одновременно, детей сразу заворачивали и уносили, приносили кормить на следующий день уже спеленутых, только нос торчит… Ну теперь-то уж что же, что есть, то есть. Просто она для меня чужой человек, я ее никогда не понимала, ни в детстве, ни сейчас!

Тридцатипятилетняя Анна, действительно, совсем не похожа на мать ни внешне, ни по характеру. Нелюдимая, неулыбчивая, молчаливая, Аня, в отличие от матери, строга к себе, вечно сидит на диетах, занимается спортом, не позволяет себе затрапезного вида – она, по словам Валерии Ивановны, «всегда при параде».

– Я тут попробовала хлебцы, которые она себе покупает – как будто бумагу жуешь! – вздыхает мать. – С таких точно не поправишься: ни вкуса, ни запаха. Мяса не ест, сладкое исключила, жирное в рот не берет, клюет одну зелень, весит пятьдесят килограмм! Я ей говорю, Анечка, как ты рожать-то будешь! А она мне – никак не буду! Мне, говорит, это не нужно и не интересно… Ну, она всегда так говорила, лет с пятнадцати, я раньше всерьез это всё не воспринимала. Но сейчас-то! К сорока дело уже! Хоть бы, говорю, ты себе мужика хоть какого-нибудь завалящего завела. А она мне – завалящего заводи себе сама! Вот и поговорили… В кого она такая?

– Ну если не в вас, то, наверно, в папу?

Тут, по словам Валерии Ивановны, тоже мимо: характером Аня точно не в отца, который ни в чем себе отказать не мог, и покушать вкусно любил, и не пропускал ни одной юбки. Человеком он был довольно состоятельным, имел успешный бизнес, и семью обеспечивал неплохо. Но Валерия Ивановна развелась, когда дочке было десять лет. Не выдержала загулов.

На момент развода у них была двухкомнатная квартира на троих, бывший муж Валерии Ивановны ушел, переписав свою треть на дочь. Таким образом получилось, что у Валерии Ивановны в квартире одна часть, а у Анны две. Так они и жили с дочерь вдвоем до самого Аниного студенчества.

– Да как все жили! – рассказывает Валерия Ивановна. – Не лучше, не хуже. Я старалась, чтобы у дочери было все, что нужно, заботилась, растила. Ну, Анечка всегда самостоятельная была, училась хорошо, никогда с этим у нас проблем не было. Я работала, чтобы выжить, подработки брала. Все-таки одной растить дочку в те годы было нелегко!

Когда Анне исполнилось двадцать, ее отец попал в ДТП, и девушка стала наследницей двух неплохих квартир в Москве.

– Тут же переехала, стала жить одна! – рассказывает Валерия Ивановна. – В одной квартире живет, вторую в аренду сдает. Закончила вуз, работать начала, деньги копит, особо никуда не тратит. Да и когда ей тратить! Она же на работе своей живет. С утра до ночи там, и по выходным чаще всего в офис ездит…

– Ну, может, на путешествия тратит?

– Да она по работе уже весь мир объездила! – машет рукой Валерия Ивановна. – В отпусках годами не бывает. Так, на три-четыре дня иногда берет, и снова на работу. Отдыхать ей скучно, говорит…

Общаются мать с дочерью все меньше. Валерия Ивановна дочь не понимает, Анне в тягость из раза в раз выслушивать рассуждения о том, что надо «кушать нормально», надо найти себе мужчину, пора уже рожать, что значит не хочешь, потом захочешь, да поздно будет. От общения с матерью она уходит под всякими благовидными предлогами, типа, «ой, мам, мне тут звонят по другой линии, извини, потом перезвоню, пока». Да и Валерия Ивановна тоже уже «отпустила дочь».

– Просто поняла, что мы разные люди, у каждой своя жизнь! – рассказывает она. – Созваниваемся в месяц раз, скорее, для галочки. Привет – как дела – ну пока, звони! В последний раз сказала ей, что на пенсию вышла – ты знаешь, у меня даже нет уверенности, что она поняла, что я сказала. Угукнула, и все… Но меня уже это не расстраивает. Живу сама, надеюсь на себя, с подругами общаюсь. С одной гулять ходим, с другой на дачу летом ездим, третья у нас культпоходами занимается – организует нас на вылазки по выставкам и театрам. 

А недавно Валерия Ивановна случайно узнала, что дочь купила еще одну квартиру.

– Сестра моя двоюродная рассказала! – вздыхает Валерия Ивановна. – Она у крупного застройщика работает, ну и Аня звонила ей, консультировалась, что и как. Получается, четвертую квартиру взяла! Солить она их будет, что ли… Сестра говорит – правильно, деньги вложила, хорошая недвижимость всегда будет в цене…

Несколько дней Валерия Ивановна обдумывала эту информацию, а потом ей пришла мысль – попросить у дочери в подарок ее долю в их общей квартире.

– А то у меня в шестьдесят лет собственности – всего треть двушки, это вообще ни о чем! – объясняет Валерия Ивановна свою мысль. –А у Анны – три квартиры целые, неужели ей мало! Это жилье, о котором идет речь, она не покупала, не зарабатывала… Ну и что ты думаешь, позвонила я ей, назначила встречу в кафе недалеко от ее офиса, обратилась с просьбой. Хорошо, говорит, я подумаю. Ну я сразу поняла, что это вежливое «нет». Вчера звоню, говорю, ну что, подумала ты? Когда пойдем переписывать долю. А она – ничего переписывать я не буду, говорит. Живи, как живешь, никто ниоткуда тебя не гонит, что-то менять смысла не вижу…

Как считаете, это мать обнаглела, такие подарки у дочери просить, или дочь бессовестная, три квартиры захапала, а для матери, которая ее растила, пожалела доли? 

Что думаете?


Еще больше интересных материалов - на моем сайте
"Семейные обстоятельства". Заходите, читайте, обсуждайте!

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →